Zahav.ТуризмZahav.ru

Суббота
Тель Авив
N/A+20

Туризм

А
А

Преднебесье обетованное

Кот на поводке, Хазанов и комары, знаменитый мистер Левинсон и другие аэропортовские истории.

25.09.2020
Источник:ИСРАГЕО
Фото: ShutterStock

Эх, люблю я аэропорты! Причем, эта любовь приключилась со мной еще в глубоком детстве. Про которое я иногда думаю: а оно вообще было? Это я в нем бегала с толстыми кудрявыми косичками? И мучила родителей уговорами их отрезать, а они категорически запрещали…

В итоге я сделала это без спроса. Лучшая на тот момент подружка стала дразнить меня попадьей, потому что волосы были пышные и не лежали как у других девочек аккуратным каре. И до сих пор торчат, куда сами желают этаким лирическим дыбом. Папа после такого самовольства не разговаривал со мной целый месяц!

Но что-то меня занесло в дебри воспоминаний. Впрочем, в какой-то момент наша жизнь из них в основном и состоит.

* * *

Так вот, было мне лет, наверное, семь, когда наши родственники, пройдя через годы многочисленных отказов и препятствий, уезжали в Израиль. Вернее, семья разделилась - часть собиралась сюда, а часть в Штаты. Вообще в нашей семье, сколько я себя помню, разговоры об отъезде муссировались постоянно, как, наверное, и в большинстве еврейских семей на советском пространстве.

Родная сестра моего дедушки тетя Бэтя стала своего рода первопроходцем в этом непростом забеге через железобетонный занавес СССР.

Помню как мы поехали ее провожать и она стояла в конце стеклянного коридора Ташкентского аэропорта, ведущего на летное поле - маленькая, сухонькая, отнюдь не здоровая и очень смелая. И, улыбаясь, энергично махала нам рукой. Мои все смахивали слезы, понимая, что больше не встретятся никогда. Так и вышло, через много лет успела увидеться с ней только я.

- Леночка, неужели это ты? Та самая девочка с косичками, которая хотела жить в аэропорту? - засмеялась тетка-старушка, когда я вошла.

Удивительно как она это запомнила!

А ведь я тогда крутилась под ногами у взрослых, бесконечно прилипала носом к огромным грязным стеклам и глазела на взлетное поле, на котором блестели темные лужи. Как ни странно, я хорошо запомнила, о чем думала.

Мне страшно не хотелось уезжать домой, я прикидывала, как бы тут спрятаться и остаться на ночь. Уже будучи подростком, я несколько раз сама ездила в аэропорт погулять, наполниться его запахами, помечтать о странствиях. Мама с папой даже не знали об этом, иначе думаю, вплоть до замужества я просидела бы под замком.

С тех пор люблю отправляться в дорогу, предвкушать встречу с суетливой атмосферой, царящей в аэропортах, вдыхать похожие или не очень, но всегда специфические запахи. Входить в маленький, но такой привлекательный для меня мирок самолета. Где приглушенно разговаривают стюардессы и пассажиры, пинают спинку твоего кресла маленькие детки, которые обязательно сидят с родителями сзади тебя.

Люблю прислушиваться к стандартному набору фраз командира экипажа на разных языках, которые далеко не всегда понимаю.

А теперь - к историям уже из взрослой жизни.

* * *

Дело было летом. Мы летели в Прибалтику через Москву. Приземлились в Домодедово, вошли в здание аэропорта и первое, кого узрели, был вальяжный кот. Он с поистине королевским достоинством позволял довольно заскорузлому длинному и очень худому дядечке, облаченному в серое нечто, вести себя на поводке. Котище вышагивал гордо, сопровождающее его лицо тащилось за зверем, уныло вздыхая и стараясь не наступить на его роскошный хвост.

Они своим появлением словно расчистили перед собой дорогу, весь снующий туда-сюда люд с чемоданами наперевес их как бы обтекал.

* * *

В Рижском аэропорту все было более спокойно и цивилизованно, если не считать комаров. Но это были и не комары. Это были огромные жужжащие вертолеты, то и дело пикировавшие на нашу не защищенную плоть, прокусывая насквозь даже наши легкие куртки. Расслабиться и передохнуть эти кровососущие нам не давали ни секунды. Так мы и бродили по территории, размахивая руками и побивая себя разве что не камнями, но всеми подручными средствами в виде кофра и рюкзака.

Навстречу нам двигался не менее эмоционально жонглирующий верхними конечностями Геннадий Хазанов, рядом плыла, возвышаясь над знаменитой головой артиста яркая объемистая блондинка. Вот ей кажется, насекомые не были помехой. После каждой фразы она то и дело как-то странно подскакивала, пытаясь на ходу заглянуть в лицо своему визави.

Эти гады, судя по поведению Геннадия Викторовича, не воспринимали препятствием для кровопийства и довольно плотный пиджак знаменитости. До блондинки ли было ему?

Наблюдать это было настолько весело, что мы потеряли всякую бдительность и на следующее утро проснулись похожими на красные воздушные шарики из детства.

* * *

Летим в Нью-Йорк, я, как обычно у окошка. Начинаем снижаться, и вдруг я вижу прямо под собой бассейн с нереально синей водой, на поверхности которой мелкой рябью отражаются фонари. И почему-то этот водоем становится для меня символом перелета через Атлантику. Наверное, от того, что раньше, куда бы мы ни летали, я всегда наблюдала расчерченные на квадраты зеленые поля, какие-то домики, огни мегаполисов, но никогда так отчетливо не была видна частная территория с постройками на ней.

Выходим в шумное и очень многолюдное здание аэропорта им. Джона Кеннеди. Движуха там такая, что начинает рябить в глазах. А где-то в недрах аэропорта нас уже ждет друг Саша Левинсон. Муж Марины Бурцевой, бывшего диктора еще советского центрального телевидения, если кто помнит, а потом израильского и ныне американского.

Мы подходим к окошку, предъявляем свои дарконы - загранпаспорта. На вопрос, к кому мы едем, супруг называет фамилию друга. И внезапно до того довольно сурово выглядевший служащий, что называется при исполнении, расплывается в щедрой белозубой улыбке и восклицает неподдельно гостеприимно:

- O, Mr. Levinson! Welcome to America! Enjoy your stay and travel!

Мы с мужем благодарим и слегка ошарашенные таким неожиданным радушием, идем дальше, прикидывая по дороге: что же его могло так подкупить? Неужто, подумал, что нас встречает сам известный голливудский продюсер Барри Левинсон?!

Потом уже нам объяснили, что в Штатах эта фамилия очень распространенная и потому вызывает доверие.

* * *

Подъезжаем к Брюссельскому аэропорту, в какой-то мере уже родному. Так как каждый год прилетаем именно сюда и вылетаем отсюда же домой, через несколько дней после церемонии, проводящейся в Европарламенте в память о жертвах Холокоста и героизме еврейского народа.

Забираем из такси чемодан, как вдруг мне на WhatsApp приходит сообщение примерно такого содержания:

"Сели не в тот поезд, можем не успеть на наш рейс. Ребята, делайте все возможное".

Наши любимые друзья и одновременно коллеги находились не в Брюсселе и по ошибке сели на поезд, идущий в другом направлении. В дороге всякое случается и не раз!

И мы начинаем лихорадочно "делать" все от нас зависящее. Одна и та же мысль бьется в моей испуганной голове:

"Это же аэропорт, который я люблю с детства! Он не подведет, он не должен!"

В это же самое время другой наш друг, находящийся в Израиле, поднимает на ноги служащих авиакомпании.

С друзьями мы на постоянной связи, теребим кого только можем и не можем, работники в какой-то момент уже сами начинают к нам подходить и объяснять, что и как нужно сделать.

И вот мы уже в самолете, заняли свои места, и я вцепившись в руку своего Володи так, что его выражение лица не обещает мне райских кущ, судорожно про себя повторяю свою странную мантру про аэропорт, который не должен меня подвести. И он не подводит!

Сначала вижу знакомый красный шарф, затем взмыленные лица наших ребят, которые через секунду шлепаются на сиденья перед нами и мы начинаем бурно радоваться друг другу…

А за несколько минут до этого счастливого мгновения я, конечно, рвалась в кабину пилота, и пыталась тащить за собой мужа. Еще немного и меня бы там точно приняли за самолетную сумасшедшую или вообще за террористку. Зато нам есть что вспомнить и это всегда с нами.

* * *

Аэропорты, самолеты… Все это еще будет в нашей жизни, и надеюсь, как можно дольше.

Читайте также

Комментарии, содержащие оскорбления и человеконенавистнические высказывания, будут удаляться. Пожалуйста, обсуждайте статьи, а не их авторов.