Zahav.ТуризмZahav.ru

Вторник
Тель Авив
+30+24

Туризм

А
А

Непохожие на нас. Как живут друзы Северной Галилеи

В последнее время возникла такая мода-не мода, а, как сейчас говорят, тренд: на Суккот – к друзам. Чтоб вы знали: друзы не против. Что могут предложить туристам две красивейшие друзские деревни: Бейт-Джан и Ярка?

17.10.2016
Источник: tourism.zahav.ru
Zahav.ru tourism.zahav.ru

Улицы здесь узкие, как и в арабских деревнях. Машины паркуют вплотную к стенам домов, а как здесь разъезжаются две машины – вообще непонятно. Но как-то разъезжаются без криков и ругани. И конечно, здесь совершенно не ощущается того напряжения, которое мы чувствуем в арабских населенных пунктах. Здесь вообще очень тихо, здесь ритм другой. Местные жители охотно отвлекаются от своих занятий, чтобы поздороваться.

Фото: Вадим Найман


 

И еще здесь чисто, хотя много заброшенных зданий. У друзских деревень есть одна общая особенность: чем выше застройка, тем древнее. Неудивительно: все 16 друзских населенных пунктов в Израиле находятся в горах. В X веке из-за преследований со стороны мусульман друзам пришлось уйти из Египта. Но здесь у них были другие преследователи, и ради обороны друзы селились на вершинах гор, застраиваясь сверху вниз. Деревня Бейт-Джан – самый высоко расположенный населенный пункт Галилеи. Она находится к западу от горы Мирон. Добираться туда лучше по шоссе 85 и 864. Нижние дома деревни начинаются на отметке 940 метров над уровня моря, а верхние поднимаются до высоты 1020-1030 метров.

Фото: Вадим Найман


 

Соответственно, они древнее всех, а развалин там больше. Нас вели к самому старому дому, которому больше 300 лет. Вообще-то, XVIII век для здешних краев – не такая уж седая древность. Деревня Бейт-Джан была основана друзами, пришедшими из Ливана. Всего в мире живет полтора миллиона друзов, и география их расселения такова: 865 000 - в Сирии, 280 000 - в Ливане, немного в Иордании и 100 000 друзов проживают за пределами Ближнего Востока. На Израиль приходится 120 тысяч друзов. В Бейт-Джане 11 тысяч. В начале XIX друзы активно развивали здесь террасное земледелие, выращивая виноград. Сами они, по своей вере, вина не пьют, поэтому ягоды продавали еврейским соседям для виноделия, а листья шли на долму.

Сейчас всем жителям деревня, конечно, работу дать не в состоянии, и был период, когда молодые друзы покидали деревню, найдя работу на стороне. Как и везде, здесь много семей офицеров полиции и ЦАХАЛа. Но сейчас другая тенденция: многие возвращаются в дома, доставшиеся им от их предков (частично заброшенные) и реставрируют их. Чем они зарабатывают на жизнь? Садоводством, кустарными промыслами и фармацевтикой. Первое, что нам показали, - лабораторию доктора Лави Дабура (Dr. Dabour) по производству мыла и косметики из натуральных продуктов и "произрастающих только здесь" лекарственных растений, по старинным рецептам. Затем повели в фармацевтическую лабораторию Айи Нидаля (Aya Natural).

Фото: Вадим Найман


 

Это тоже своего рода поверие, - что все израильские фармацевты – друзы. Нет, конечно. Но то, что в этой нише друзы вполне освоились и в лекарственных растениях они разбираются – факт. Кстати, многие из фармацевтов сделали карьеру в медицинской службе ЦАХАЛа.

Но это, так сказать, поверхностный слой, а ведь недаром говорят, что история – колодец глубины несказанной. И хотя считается, что название деревни Бейт-Джан происходит от слова "джан" - сад, некоторые связывают его с селением Бейт-Дагон, которое упоминается в ТАНАХе. Сами друзы убеждены, что у Бейт-Джана есть более глубокий культурный слой (хотя из-за горного рельефа и обилия естественных пещер и подземных источников, понятие глубины здесь относительно), - что нам со всей убедительностью и продемонстрировали. Аккуратная каменная кладка, сделанная при британцах, ниже переходила в неровную кладку османских времен. Сводчатые подземелья заканчивались естественными пещерами, в которых удобно было прятаться от врагов. Глубокий колодец оказался горловиной двадцатиметровой каменной цистерны в форме колокола для хранения пресной воды, ей пользовались еще византийцы… Почитаемый друзами пророк шейх Баха ад-Дин аль-Муктана тоже скрывался в Бейт-Джане в пещере.

- От кого? – спросил кто-то из журналистов.

- Этого даже мы не знаем, - ответили наши гиды. Именно Баха ад-Дин аль-Муктана "закрыл" в X веке друзскую общину. После него друзом уже нельзя стать, им можно только родиться. И религия друзов сделалась закрытой от непосвященных. Друзы верят в переселение душ, но не как индусы: души переселяются только в тела людей. Поэтому друзы не воруют и не обманывают, а в их деревнях практически нет преступности. Ведь, если друз не будет соблюдать заповеди, он тоже переродится, - но в не-друза, и шансов вернуться в общину в другом теле у него не будет. Потому здесь так тихо. Сейчас на месте пещеры мавзолей, куда, кстати, всех пускают (надо только разуться и надеть что-то скромное) и разрешают фотографировать. 

Фото: Вадим Найман


 

Мы снимали все подряд: черепичные крыши, за которыми открывался вид чуть ли не на всю Нижнюю Галилею (когда воздух прозрачный, говорят, можно разглядеть море), настенные граффити, выполненные в наивной манере, но с намерением украсить голую бетонную стену, а не изуродовать ее с целью заявить о себе. Забредая в какие-то дворики, мы фотографировали замотанных в платки женщин, наводили камеры на открытые дверные проемы, а при увеличении видели там разобранную постель, и нам говорили, что это частная территория. Мы извинялись, но нам все равно разрешали снимать. Фотографировали стариков, и я ловил себя на мысли, что применительно к друзам мне вовсе не страшно употреблять это неполиткорректное слово, тогда как вообще-то рекомендуется писать "пожилой человек". В них было достоинство старости – именно старости, а не чего-то другого. Достоинство – вот ключевое название всему, что мы видели. Именно это ощущалось как самая большая экзотика, ради которой уже стоило сюда ехать - люди, которые живут не в тревоге и спешке, а просто живут, умея сделать каждую деталь повседневной жизни осмысленной и одухотворенной. И этим так сильно отличаются от нас, "русских" репатриантов. Может быть, наши камеры так мало смущали друзов, что они изначально живут так, будто сверху смотрит на них наш небесный фотограф.

В планах жителей Бейт-Джана - сделать деревню одним из центров галилейского туризма. Наплыва посетителей ждали уже в Суккот. 17 и 18 октября пройдет музыкальный фестиваль "Кан заман" (уже четвертый), а с 13 по 23 октября - фестиваль скульптуры "Эваним менагнот" ("Поющие камни"). Еще одна друзская деревня – Ярка, расположенная к западу отсюда, превратила свой центр в одну сплошную галерею под открытым небом.

Фото: Вадим Найман


 

Все это в рамках фестивальной кампании "Кфар бикартем?" под эгидой министерства туризма, министерства развития Негева и Галилеи, канцелярии премьер-министра (даже!) и, разумеется, местного совета, представитель которого рассказывал нам о перспективах… а мне было даже как-то жалко. Что они делают! Допустим, сюда начнется паломничество (а деревня стоит того). И как это будет выглядеть?

Представьте себе, читатель: вот вы живете себе в своем подъезде, а к вам на лестничную клетку заходят каждый день толпы, скажем, китайцев. И гид объясняет им «а вот перед вами типичный израильский подъезд». Гости тыкают пальцем, им и правда нтересно. Мы ведь снимаем каналы Венеции и прибрежные домики Бергена, - а кто-то там живет, для них это тоже быт со своими кастрюлями и бельевыми веревками. Вы вышли из квартиры, китайцы фотографируют вас, улыбаются, машут рукой, говорят: Hi! И вы тоже им улыбаетесь… Пока не надоест.

Кому-то уже надоело. Берлин, Барселона, Пальма де-Майорка уже принимают законы, ограничивающие въезд туристов. А кто-то мечтает перенаправить этот высвободившийся поток туристов к себе. Наверное, идеальным было бы равномерное распределение туристов по земному шару. Бейт-Джан пока далек от идеала. Только в 2012 году Министерство туризма выделило 40 миллионов шекелей на развитие туризма в друзских и черкесских деревнях, и друзы этот курс полностью поддерживают. И не только потому, что здесь мало перспектив для развития чего-то другого. У туризма есть еще одна сторона, помимо того, чтобы одним – поглазеть, а другим с этого кормиться. На самом деле эта мысль, - что и наша повседневная жизнь в чьих-то глазах – экзотика, достойная того, чтобы лететь за тысячи километров, чтобы увидеть ее, - должна быть важна для нас. Туризм словно бы придает привычному быту дополнительную ипостась. Его высший смысл – соединять высокое и низкое в повседневной жизни.

Какие еще возможности в Бейт-Джане для туризма, и что этому мешает? Захватывающие виды, идеальные условия для парапланеризма, гора Мерон, пещеры, снег зимой, весной – ягоды, 340 гостевых домиков, построенных за последние несколько лет. Цена ночевки - 600 шекелей, пусть читатель сам судит, много это или мало.


 

Теперь о том, что мешает. Узкие дороги, отсутствие ресторанов и развлекательных центров… Это, поправимо. Но есть еще одно обстоятельство, о котором нельзя умолчать, хотя впрямую в нашу поездку речь об этом не заходила. В частных разговорах друзы жалуются на предубеждения: многие путают их с арабами и опасаются ехать к ним.

Родной язык друзов действительно арабский. Но очень обижает, когда про них говорят: «они - вроде арабов, только лучше». Почти в каждой их деревне есть Дом друзского наследия. И там вам расскажут о 350 друзах, погибших в войнах Израиля, о друзах - участниках еврейского подполья, о том, что в 30-е годы СОХНУТ планировал закупать земли не только для евреев, но и для друзов, что во время интифады 2000 года арабы устроили блокаду палестинских деревень… Израильских флагов вы там тоже насмотритесь. Но флаги – дело преходящее. А вот когда видишь в старинном доме орнамент чугунной решетки в форме звезды Давида, это о многом говорит.

А теперь – как это все выглядит. 

Вадим Найман 

Продолжение просмотра

Читайте также