Хермон: на границе между раем и адом
Фото: tourism.zahav.ru
Хермон: на границе между раем и адом

Зимой на Хермон паломничество, а летом что там делать? Журналистов пригласили, чтобы показать: нет сейчас на Хермоне такого понятия – не сезон. В любое время поездка туда - это нечто большее, чем развлечение.

Фото: Вадим Найман
Этот снеговик у входа - единственное, что напоминает сейчас на Хермоне о снежной зиме. Но, как читатель может убедиться, летом здесь интересного не меньше. Знакомимся с летним Хермоном.
Крепость Нимрод по дороге на Хермон. Кстати, ее никто никогда не штурмовал, хотя она постоянно переходила из рук в руки. Ее только достраивали и укрепляли для защиты от какого-то еще более страшного нападения, которого так и не случилось.
Вот разница между летним и зимним сезоном. Стоянка у входа была абсолютно пустой. Только заблудившийся бычок пересекал ее по диагонали, явно недоумевая, как можно пастись на таком лугу.
Кабель уходит в небо

 

Когда едешь на Хермон, трудно миновать друзскую деревню Маджд Эль-Шамс. И здесь главное – не пропустить левый поворот на круге. Если вы едете со стороны Голан по шоссе номер 98, поворачивать придется под не очень большим углом. А вот если выезжаешь на шоссе 98 с шоссе 989, со стороны Кирьят-Шмоны, то едешь почти в обратном направлении. В обеих случаях поворот не самоочевиден. Хорошо читаемые указатели могли бы помочь, но почему их нет – догадаться нетрудно. Маджд Эль-Шамс – место туристическое, а заблудившийся турист – это тоже турист.

Фото: с экрана компьютера

 

Допустим, мы едем по шоссе 99, потом 989 со стороны Кирьят-Шмоны. На что смотреть по дороге? Тель-Дан, водопад Баниас, ущелье Вади Саар, отделяющее горный массив Хермон от Голанских высот. Весьма к месту можно вспомнить, что мы живем в районе Серо-Африканского разлома между двумя литосферными плитами, который тянется вдоль восточного побережья Африки. Хермон, кстати, находится уже по "ту" сторону разлома.

По левую руку - замок-крепость Нимрод, который был основан еще до крестоносцев. С дороги он не кажется слишком большим. Но Марк-Твен, побывавший в этих краях, называл его самым циклопическим из всех сохранившихся подобных строений. Говорят, отсюда на Хермон тянутся подземные ходы. Еще есть легенда, что это тот самый замок, где обосновался знаменитый Старец Горы – основатель секты ассасинов, от которых пошли террористы-самоубийцы. Доказательств этому не найдено: на статус резиденции Старца Горы претендуют несколько крепостей от Ливана до Ирака...

Фото: Вадим Найман

 

Первое, что поражало, когда мы приехали на Хермон. Автостоянка на въезде в туристический комплекс, такая огромная, что на нее можно самолеты сажать, была абсолютно пуста. Ни одной машины.

Фото: Вадим Найман

 

Вот, наверное, самый весомый аргумент в пользу того, чтобы посещать Хермон летом, а не зимой. Сейчас сюда можно попасть свободно, без пробок на подъеме. Правда, возникает встречный вопрос: а что здесь сейчас делать? 

За этим нас и пригласили. Напомню, что Хермон – самое высокое и самое холодное место в Израиле: летом здесь не бывает больше 30 градусов. Кстати, прохлада прохладой, а обгораешь на солнце на такой высоте за несколько минут, надо иметь шляпу и солнцезащитный крем. Снег зимой - главное здешнее богатство, еще до нашей эры местные жители (а археологи раскопали здесь развалины 40 поселений) торговали льдом. Туристический комплекс здесь серьезный: площадь 5000 дунамов, трассы для спуска, подъемники… Цены тоже серьезные, - даже не считая ночевки в окрестных циммерах, если кто захочет потратить на Хермон больше суток.

Но вот беда: когда снег, сюда паломничество, а летом работников нечем занять. Не спасает даже то, что летом сам вход сюда бесплатный, а на все остальное цены намного ниже. Руководство комплекса пригласило журналистов, чтобы рассказать, что конкретно предлагает Хермон летом.

Во-первых, аттракционы. Чего-то подобного луна-парку здесь нет. Но раз уж слова "Хермон" и "кататься" связаны воедино, здесь позаботились о том, чтобы создать летнюю имитацию катания с горы на лыжах или на санках. Таких аттракционов три: картинг на склоне горы, «самоуправляемые» американские горки и "влажный трек". Со стороны кажется, что это больше для детей, но по остроте ощущений эти аттракционы явно не совсем для детей… Но подробнее о них в галерее. Что здесь есть для любителей более утонченного времяпрепровождения?  

На Хермоне на высоте больше 1800 метров очень своеобразная растительность. Вместо деревьев такие своеобразные колючие зеленые "подушки" среди камней. Так растения защищаются от ветра, скорость которого зимой достигает 150 километров в час. Внутри такой "подушки" сохраняется свой микроклимат. Там прячутся насекомые, там происходит цветение и опыление. Незаметный приземистый кустик, который мы случайно чуть не растоптали, при ближайшем рассмотрении оказался местной разновидностью вишни! Подобных эндемиков здесь десятки. Любители пофотографировать экзотические растения найдут, чем занять время.

Не менее интересен Хермон орнитологам-любителям. Птицы слетаются сюда со всей округи ради воды. Вообще-то, Хермон – это еще и самое влажное место в Израиле. Глядя на здешние данные, можно подумать, что Израиль – не такая уж засушливая страна: 1600 миллиметров осадков в год! Для сравнения: в Германии выпадает в год 900 миллиметров. Разница, как читатель догадывается, в том, что в Германии большая часть осадков выпадает летом, а на Хермоне – зимой. Летом же здесь очень сухо. А на территории комплекса есть небольшой водоем. Птицы летят сюда, а для тех, кто их фотографирует, оборудована специальная обзорная площадка с тенью.

Спортсмены могут поучаствовать в массовых забегах «Покорение горы Хермон»: старт на высоте 1600 метров, финиш – на высоте 2040. Важно только не забывать про разреженный воздух, рассчитывая свои силы. Ну, а если нет готовности к столь экстремальным нагрузкам, то для вас – доступные пешие туры с экскурсоводом от верхней станции канатной дороги, подъем по которой занимает 15 минут. И вот этим я бы очень не советовал пренебрегать. Помимо того, какой открывается вид с многочисленных обзорных площадок (в хорошую погоду видимость достигает 150 метров), многое после такой экскурсии начинаешь воспринимать по-другому.

Например, когда мы пешком поднялись на высоту 2076 метров (самая высокая точка в Израиле - 2236 метров), немного странно было видеть совсем близко к северо-востоку горную гряду, которая возвышалась над нами явно больше, чем на 160 метров. Гид пояснил, что эта гора уже не наша. Самая высокая точка горы Хермон - 2814 метров - находится на границе Сирии и Ливана.

Вообще-то, это известный факт. Но в памяти это как-то затерялось. Вот, что значит редко бывать на Хермоне! Зная все цифры, можно, оказывается, иметь совершенно неверное наглядное представление о том, как все расположено. Многолетняя полемика вокруг Голан (которая мысленно переносится чуть севернее, на Хермон) порождает стойкое впечатление, что завоевав их, Израиль овладел всеми господствующими высотами, и туристы с любой точки могут разглядывать Сирию в бинокль сверху вниз. А оказывается, это не так. Есть места, где Сирия выше. Только 7 процентов горной гряды Хермон (70 квадратных километров из 1000) принадлежат Израилю.

Могло быть и по-другому. Хермон Израиль завоевал тогда же, когда и Голаны – в Шестидневную войну. И не только ту часть, что у нас сейчас, высоту 2814 метров ЦАХАЛ тоже взял. Но потом в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН номер 350 от 31 мая 1974 эта вершина перешла под контроль ООН Может быть, в данном вопросе Израиль проявил уступчивость потому, что, по словам нашего гида, Израиля (в смысле, равнинной его части) с высоты 2814 не видно. Наш уступ загораживает. Хотя на дальность полета ракеты уступ не влияет...

Взгляд в другую сторону. Теперь Сирия была под нами. Там, похоже, шли бои, внизу был виден дымок. Пару раз мы даже слышали, как бабахнуло. Хермон - не единственное место, с которого видна Сирия. Еще лучше ее видно, например, со смотровой площадки Бенталь у подножья горы Авиталь на Голанах, напротив сирийской Кунейтры. Туда звуки боев доносятся лучше. Они похожи то ли на гром, то ли на лязг автосцепки на далекой железнодорожной станции.

Но зато отсюда граница с Сирией видна так четко, даже карты не надо. Все, что слева - желтое, пустынное - это Сирия. Все, что справа внизу зеленое, засаженное лесом или плантациями - это мы. Наш гид во всех подробностях объяснял там все, что мы видим. Вот маленькое круглое озеро южнее его – Биркат-Рам (El Mes'ade). Вот Маджд Эль-Шамс, где живут друзы с сирийскими паспортами. По словам гида, когда началась война в Сирии, они дружно захотели иметь израильские паспорта.

Фото: Вадим Найман

 

Ближнюю к нам часть сирийской территории загораживал горный склон. Хорошо помня, как выглядит приграничный забор на Голанах (так называемая "line alpha"), я спросил гида: а где здесь в этом районе проходит забор? И получил неожиданный ответ:

- Нигде. Его нет. Видите внизу деревню? Это Хадер. Вы можете свободно спуститься туда, поесть там хумус и вернуться домой.

- Но как же...

- ЦАХАЛ контролирует эту территорию своими методами. А забора нет.

Вот так. Со страной, с которой Израиль находится в состоянии войны, нет физической границы. Распадающаяся страна, где идут военные действия, филиал ада на Земле, и по соседству с ней - израильский туристический комплекс, куда тысячи израильтян приезжают повеселиться, отдохнуть и спастись от жары. Тишина, покой, безмятежность. А физической границы, то есть, пограничного забора между ними нет.

Мне начали объяснять: ну, а зачем здесь забор? Простой рельеф, хорошо просматриваемый склон, отсутствие деревьев (альпийские луга), - что еще даст забор? К тому же Хадер - друзская деревня, а друзы нейтральны. Я очень невоенный человек и вынужден соглашаться со всем, что мне говорят. Но вот, помнится, с Египтом граница вдоль 10 шоссе состояла из поваленных столбов и порванной проволоки, и можно было заехать туда на машине просто случайно. И тоже считали, что забор там не нужен. Но он оказался нужен, и там, хоть и с опозданием, построили пограничное заграждение пятиметровой высоты - Европе на зависть. А вспомним, как выглядела граница с Ливаном до лета 2006 года. И тоже, наверное, были свои резоны: "а зачем"?

Честно говоря, я так и не понял, на чем держится здешнее спокойствие. И что будет, когда оно на этом перестанет держаться? Но в конце концов, я не военный. С другой стороны, факт: казалось бы, с началом "сирийской весны" приграничные районы должны исчезнуть с туристической карты. Но происходит обратное: интерес к этим местам только растет. И это даже в чем-то символично. Вокруг хаос, а сюда, на самую границу хаоса приезжает отдохнуть все больше людей. Приезжают с детьми, чувствуя себя в полной безопасности. Согласитесь, есть здесь момент торжества над теми, кто столько лет пытался нас уничтожить. Это и стало самым сильным впечатлением от летней поездки на Хермон.

А теперь поближе познакомимся с развлечениями.

Вадим Найман

(Продолжение просмотра).

Comments system Cackle
Загрузка...