Zahav.ТуризмZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+31+26

Туризм

А
А

Армянский квартал открывает тайны

Четыре квартала в Старом городе Иерусалима. Три из них – еврейский, христианский и мусульманский – активно изучаются. Жители четвертого – армянского квартала его тайны раскрывать не спешат. Но нашему журналисту все-таки удалось заглянуть в армянские подзе

19.07.2015
Источник: tourism.zahav.ru
Zahav.ru WallaNews

Четыре квартала в Старом городе Иерусалима. Три из них – еврейский, христианский и мусульманский – активно изучаются. Жители четвертого – армянского квартала его тайны раскрывать не спешат. Но журналисту WallaNews все-таки удалось заглянуть в армянские подземелья.

Когда в 63 году нашей эры римляне завоевали Иерусалим, они проложили две улицы: Кардо (ось север-юг) и Декуманус – ось запад-восток, и это естественным образом поделило город на четыре квартала. Армяне как национальная община получили свой собственный квартал. Считается, что этот народ – один из первых, принявших христианство (в 301 году нашей эры). У армян в их квартале немало свидетельств их богатой истории. Но они не склонны делиться своими секретами. Так сложилось. 

35-летний отец Корион – секретарь Синода (так называется совет мудрецов Патриархата). Курирует соблюдение брачных законов местной общины и вопросы статус-кво, исключительно важные в Старом городе, переполненном религиозными святынями. Скромный, приветливый, хорошо говорит на иврите, хотя в стране всего десять лет.

Фото: Зив Рейнштейн


 

Преподает в семинарии. Сам имеет научную степень по социологии, антропологии, административному управлению и сейчас завершает курс на получение степени в области международных отношений. Все это – в Еврейском университете. 

"Только Всевышний помнит их имена"

В начале встречи было сказано несколько слов о сходстве в судьбе наших народов. И у евреев и у армян – ужасы геноцида в XX веке. И мы и они – остров в море врагов. У христианской Армении это мусульманский Иран, Азербайджан, Турция. Наши народы должны ощущать себя братьями, но этого отчего-то не происходит. Может быть сейчас, когда геноцид армян у нас начинают признавать на уровне председателя Кнессета, что-то изменится. Надежда на это открыла перед нами ворота армянских святынь в Старом городе. 

С отцом Корионом мы встретились у одной из таких святынь, которая носит название "Птичья мозаика". Находится она в нескольких сотнях метров к северу от Шхемских ворот. Когда-то здесь была часть древней византийской церкви VI века. Теперь то, что осталось, хранится за двумя толстыми зарешеченными дверьми. Мозаика представляет собой 39 медальонов, на каждом из которых изображена птица. Всякий раз – другая.

Фото: Зив Рейнштейн


 

"В память павших солдат, имена которых помнит только Всевышний", - переводит надпись отец Корион. Солдаты погибли, защищая армян во время персидского нашествия в 614 году, - незадолго до приходя в эти края первых мусульман династии Омейядов. 

Входим в Старый город. В ночь Аль-Кадр священного для мусульман месяца Рамадан мусульманский квартал полон людьми. Минуя его, проходим в тихий армянский квартал. Здесь небольшое фотоателье. В 1924 году прибыл в Израиль фотограф Али Хаджан из города, который сегодня находится на территории Турции, представитель трех поколений фотографов.

Фото: Зив Рейнштейн


 

В его магазине хранится больше 3500 фотографий начиная с 1960 года, все строго датировано. "Все первые иерусалимские фотографы были армянами", - говорит он. 

Направляемся к церкви Гроба Господня, где армяне в рамках договора о статус-кво от XIX века имеют свой сектор. Отец Корион ведет меня в глубины храма, в часовню Святой Елены. Там он достает ключ, открывает какую-то дверь, и мы спускаемся по лестнице в другой храм, который носит название Санкт-Вардан. Это имя воина, который так храбро сражался с персами в 450 году, что в честь него был назван один из национальных армянских праздников. Фреска, на которую указывает священник, датирована I веком нашей эры. Она изображает лодку и воду. Святой отец говорит, что на ней изображены христианские паломники, первыми прибывшие в наши края.

Фото: Зив Рейнштейн


 

На обратном пути мы вновь остановились у часовни Святой Елены, матери императора Константина, который в 324 году крестил языческий Рим. Когда-то она пришла сюда в поисках гробницы Иисуса. Здесь же есть армянская капелла, посвященная святому Григорию. Как полагают историки, именно он склонил армянского царя к тому, чтобы креститься и крестить свой народ. Ее стены украшают сотни маленьких крестов. По словам отца Кориона, каждый паломник, допущенный сюда, жертвует часовне крест от себя и своей семьи. 

"Память о геноциде"

Из церкви Гроба направляемся в Некрополь Армянского патриархата. Это недалеко, у Сионских ворот. Отец Корион звонит в колокольчик, и дверь открывается. "Вот, - говорит он. – Здесь похоронены все патриархи с VII века". Первый из них был современников пророка Мухаммеда. Последний – Туркум Манукян, скончался два года назад, получив очень важный документ, грамоту на владение активами Армянского патриархата в Иерусалиме. Сам отец Корион этого документа еще не видел. Ценность документа объясняется еще и тем, что, согласно армянскому преданию, именно здесь хранится камень, бывший когда-то плитой на могиле Иисуса. А то, что в церкви Гроба – не более, чем достопримечательность для туристов.

Могилы на кладбище не похожи на могилы. Они отделаны голубыми керамическими плитками с армянскими надписями и символами армянской веры. Еще одно расхождение в религиозной традиции: армяне считают, что именно здесь, а не на горе Цион содержался Иисус перед тем, как его привели на судилище Понтия Пилата и первосвященника Каиафы.

Фото: Зив Рейнштейн


 

В армянский квартал возвращаемся по улице, названной в честь Армянской патриархии. Вдоль дороги шесть армянских крестов, символизируют шесть мест на земле, где происходили массовые убийства армян. Седьмой крест появился в XX веке, после убийства полутора миллионов армян в 1915 году. Здесь каждый год отмечается церемония Первого геноцида XX века. Из израильских политиков первой посетила эту церемонию лидер партии МЕРЕЦ Захава Гальон. 

Отец Корион подарил мне на прощание значок с изображением горы Арарат и направился на молитву в церковь Сент-Джеймс.

Фото: Ури Орхоф


 

И я подумал: может быть, армяне хранят в безвестности свои тайны не потому, что хотят оттолкнуть нас, а потому что мы невольно отталкиваем их, отказываясь признать и почувствовать в полной мере, все, что пережил этот народ. Потому что, если мы братья, то какие между братьями могут быть секреты?

Зив Рейнштейн

Статья на иврите