Zahav.ТуризмZahav.ru

Четверг
Тель Авив
N/A+25

Туризм

А
А

Шесть дней, которые потрясли израильских туристов

Сотни тысяч израильтян устремились в восточную часть Иерусалима, в Иудею и Самарию, на Голанские высоты; были и смельчаки, которые дошли до Синая.

09.06.2020
Источник: Детали
Zahav.ru zahav.ru

В Израиле периода 50-60-х годов прошлого века - страны весьма узкой в периметре - молодые сабры мечтали о заманчивых путешествиях к Красной скале в иорданской Петре, или о том, чтобы окунуться в реку Литани в Ливане. Одним из подобных заманчивых маршрутов был путь из Иерусалима в Эйн-Геди через Хевронское нагорье. До 1967 года этот маршрут пролегал через иорданскую территорию, и путешествовать по ней считалось делом небезопасным. В декабре 1954 года двое молодых израильтян, 18-летние Шошана Хар-Цион и Одед Вейгемейстер, были убиты во время похода.

В июне 1967 года внезапно разразившаяся война за шесть дней превратила Израиль в ближневосточную сверхдержаву, чья территория простиралась от горы Хермон до Суэцкого канала и от моря до реки Иордан.

"Нами овладело чувство восторга, который сменил довоенную напряженность и тревогу, - вспоминает Боаз Афлаль из киббуца Ифтах, пытаясь описать, что чувствовали люди после окончания Шестидневной войны. - Внезапно распахнулись новые горизонты и возникла новая реальность. Мы радовались этому, еще не понимая, что будет дальше и какие проблемы появятся. Нам просто хотелось путешествовать".

После того, как маршрут Иерусалим-Эйн-Геди оказался на территории, взятой под израильский контроль, и более не представлял опасности, Афлаль с четырьмя друзьями, 20-летними ребятами, решили отправиться в путь по дороге, изобилующей библейскими пейзажами - от Иерусалима до побережья Мертвого моря.

Сотни тысяч израильтян устремились в восточную часть Иерусалима, в Иудею и Самарию, на Голанские высоты; были и смельчаки, которые дошли до Синая. В общей сложности, как утверждала газета "Ха-Цофэ", через два с половиной месяца после окончания Шестидневной войны число путешественников на освобожденных территориях дошло до нескольких миллионов; при этом следует учесть, что население страны составляло тогда всего 2,7 миллиона человек. То есть можно предположить, что сотни тысяч любителей путешествий отправлялись в дорогу несколько раз.

В израильские послевоенные газеты, выходившие в конце недели, была вложена "Карта Израиля 5768", которая включала Синай, сектор Газа, Иудею и Самарию и Голанские высоты.

Через две недели после окончания войны на улицах Иерусалима образовались автомобильные пробки, и толпы людей заполонили рынки Старого города.

Военная администрация под названием "Штаб-квартира Иудеи и Самарии" пыталась контролировать бурный поток израильтян, желавших добраться до Шхема, Бейт-Лехема и Хеврона, выдавая специальные разрешения на въезд. Но попытка оказалась тщетной: на улицах Бейт-Лехема было не протолкнуться, а на приказ, запрещающий делать покупки в Иудее и Самарии, никто не обращал внимания. Газета "Маарив" сообщила, что среди покупателей были солдаты и офицеры ЦАХАЛа.

Десяти дней активного израильского туризма хватило с лихвой, чтобы армия закрыла Гробницу праотцев и Гробницу Рахель для уборки и ремонтных работ, чтобы привести в надлежащий порядок оба объекта и минимизировать нанесенный им ущерб.

Большинство поездок носило организованный характер. Каждая уважающая себя организация сочла нужным отправить своих людей на экскурсии: партии, учреждения, туристические фирмы, рабочие комитеты, муниципалитеты и кибуцы. В состав организованных групп входили и семьи резервистов, принимавших участие в военных действиях. Гневное письмо в газету, отправленное одной из резервисток, проходившей службу на Синае, свидетельствует, что этим семьям по какой-то причине не понравились девушки-военнослужащие ЦАХАЛа.

Отделения Объединенной рабочей партии (МАПАМ) устраивали все праздничные поездки на Суккот с учетом обязательных посещений новых территорий: Бейт-Лехем, Хеврона и Голанских высот. Даже поездка в Эйлат проходила через Иерусалим, Бейт-Лехем и Хеврон. Филиал партии в Бат-Яме в полном составе отправился в Газу и в Эль-Ариш.

Как только закончилась война, сотрудники Электрической компании отправились в специальный тур, включавший посещение Стены плача, Храмовую гору, Хеврон и Бейт-Лехем. Армия выдала участникам экскурсии специальное разрешение, как дань уважения за проявленное мужество во время войны: десятки работников, участвовавших в этой поездке, во время войны отправились в Иерусалим, чтобы помочь своим сослуживцам отремонтировать в срочном порядке 18 линий электропередач, поврежденных в результате иорданского обстрела. Ремонт часто шел под огнем.

Окончание Шестидневной войны стало для Электрической компании двойным праздником - в этот же день она отметила открытие первой электростанции в Эрец-Исраэль.

 

Путешествовать стало модным

Израильтяне с радостью открывали для себя все новые и новые места в массовом порядке. В день, когда стало возможным побывать на Голанских высотах, более 50 тысяч израильтян приехали на знаменитый водопад Баниас.

Неожиданно для себя стали процветать гостиницы Цфата, буквально переполненные в летние месяцы. Бронировать номера в отелях перед поездкой приходилось за несколько дней. Журналист "Маарив" Менахем Тальми, присоединившись к одной из таких поездок, пришел к выводу: израильтян больше всего интересуют две вещи - места, где проходили бои, и... шопинг.

По словам Тальми, когда автобус с туристами прибыл в Баниас, никто даже не обратил внимания на прекрасные виды вокруг, все бродили по торговым рядам, спорили с продавцами и выбирали фрукты из больших груд, наваленных на лотки.

Индустрия туризма процветала, учитывая множество новых маршрутов: появились даже воздушные туры над Синаем, Иерихоном и Иерусалимом.

В послевоенное время площадь перед тель-авивской филармонией стала тем местом, откуда отправлялись многочисленные экскурсионные автобусы. Тысячи людей собирались там каждое утро. Репортер Йехошуа Шемеш из газеты "Ха-Цофе", который описывал это явление, попытался понять его глубинные причины. В частности, он отмечал: "Может быть, это - "ощущение удушья", ищущее выход, возможность свободно вздохнуть, желание доказать самим себе, что каждая пядь этой захваченной земли наша, а с другой стороны, попытка подавить в себе чувство, что в не столь отдаленном будущем таких легких поездок не предвидится".

Как предположил Шемеш, прежде всего это явление "тесно связано с тем, что путешествие на освобожденные территории стало модным, а мода, как известно, сметает все на своем пути, и сопротивляться ей невозможно".

Эли Ашкенази, Walla!News

Читайте также