Zahav.ТуризмZahav.ru

Пятница
Тель Авив
+18+13

Туризм

А
А

Еврейское присутствие в Самарии: от Иегошуа Бен-Нуна до наших дней

Пресс-тур так и назывался: "Три перспективы Самарии". 50 журналистов из десятка стран захотели сами посмотреть, какое реальное содержание кроется за ритуальными расхожими фразами об "оккупации" и "поселенцах". И вот что они увидели.

Самария Палестинская автономия археология историческое наследие вино промзона
Фото: tourism.zahav.ru

В сезон дождей к уникальной, единственной в своем роде панораме прибрежного Израиля, которая открывается со знаменитого уступа "Мирпесет ха-Медина" ("Балкон страны") добавилась новая деталь пейзажа: обширные зеркала воды. То ли так выглядят водосборные пруды, то ли просто поля залило в низинах.

[image14297]

 

Море и необъятные пространства мегаполиса от Хадеры до Ашдода, где проживает половина населения Израиля, видны отсюда, с высоты 360 метров как фон для ближайших арабских деревень. А строятся эти деревни обычно там, где нет воды. Деревня Дир-Балут на берегу водоема – зрелище фантасмагорическое, напоминает иллюстрацию к какой-то восточной сказке. Наверное, видеть отраженный в воде минарет мало кому доводилось. А тут - пожалуйста, такая экзотика - и совсем рядом, десять минут езды от Гуш-Дана, съезд направо с шоссе номер 5 на дорогу 446, смотровая площадка в поселении Пдуэль. Западные предгорья Самарии. По зимнему времени там зелено, как и везде, все цветет, озерца чистой воды во впадинах между камней, - милости просим на экскурсию.

Сейчас "Балкон страны" выполнял свою основную функцию. Служил самой наглядной и самой доступной иллюстрацией необходимости еврейского присутствия в Иудее и Самарии, отсутствия какой-либо разумной альтернативы такому присутствию. Группа иностранных журналистов, расположилась на небольшом пятачке у качелей, которые установлены в память об 11-летнем Нафтали Бен-Ционе, погибшем в 2001 году н автобусной остановке, которую атаковал арабский террорист. Это был пресс-тур по Самарии, организованный правительственным пресс-бюро, который так и назывался: "Три перспективы Самарии: геостратегическое, историческое и сотрудничество". Примерно, 50 представителей прессы из более чем 10 стран.

Не гранды из CNN или BBC, конечно. Тем-то заранее ясно, как истолковать все, что происходит в Иудее и Самарии, а как нам обустроить эти края они знают лучше нас. Нет, здесь были рядовые представители журналистского корпуса, большей частью, из Японии, Кореи, Китая, Таиланда, немного из Европы. Те, кто из первых рук захотел узнать, какое реальное содержание кроется за теми фразами, которыми BDS и "мэйнстримные" СМИ ритуально проклинают поселенцев и "оккупацию".

На протяжении всей экскурсии наши зарубежные коллеги с некоторым удивлением обозревали из окон бронированного автобуса пустынные склоны со следами древнего террасового земледелия. У постороннего человека эти наши постоянные земельные споры со скрупулезным подсчетом высаженных или выкорчеванных деревьев и "незаконно" построенных единиц жилья могут создать впечатления, что в Иудее и Самарии царит какая-то неимоверная толкотня, как в Гонконге. На самом деле застроены только 7 процентов здешних земель.

Сейчас журналисты пытались распознать с "Балкона страны" знакомые точки Гуш-Дана, а наш гид называл им цифры: до Средиземного моря отсюда по прямой 25 километров, до ближайшего города 12 километров, до аэропорта Бен-Гурион 13 километров, - с указанием подлетного времени для "катюши", и задавал традиционный риторический вопрос, что будет, если евреи с этого холма уйдут, а придет ХАМАС?

Мы стояли, а над качелями гордо реял израильский флаг. Только вот он был весь истрепан до степени какого-то огрызка. Звезды Давида уже не было видно, лишь немного материи у древка, да две ленточки, как на бескозырке. И хотя ясно было, что лишь зимние бури тому причиной, израильтяне начали переглядываться, потому что смотрелось это несколько символично. Да, мол, мы еще здесь пока. Но…

К счастью, если это и символ, то, скорее, - умонастроений в обществе вокруг этой темы, нежели фактического положения дел. Разговоры – разговорами, а еврейское население Самарии пока, тьфу-тьфу, растет. Строительство в поселениях ни шатко, ни валко, но движется. Но вакханалия вокруг еврейских поселений не утихает, и мы были здесь, чтобы ей противостоять.

Строго говоря, для легитимации израильского контроля в Иудее и Самарии аргумент про ХАМАС и "катюши" излишен. В нем нет необходимости. Просто он такой убийственной силы, настолько самодостаточен, что многим кажется, что так и надо отстаивать еврейское присутствие в Иудее и Самарии, приводя резоны безопасности, выдвигая соображения практической пользы и для арабов, и для евреев и делая упор на историческую связь евреев с этими краями, а от, собственно, юридического поля - держаться подальше. Ибо для юриста существуют только понятия "своего" и "чужого". И если вас обвиняют в том, что вы что-то взяли, то вы не можете оправдаться тем, что не в силах без этого обойтись, как и тем, что распорядитесь вы этим лучше, чем тот, у кого вы это взяли.

Так вот, это в корне неверно. Как раз с чисто юридической точки зрения позиция Израиля по Иудее и Самарии безупречна, и есть небольшая, но вполне компетентная группа юристов, которые это знают очень хорошо. Как и то, что как раз противники "оккупации" чисто юридические аспекты предпочитают обходить стороной. Ибо юридически Иудея и Самария - это не "оккупированная территория", это территория "dispute", находящаяся в ситуации Sui genius. То есть, той, которая, в силу отсутствия юридических прецедентов, должна регулироваться особыми законами. Ни одно из подписанных Израилем соглашений не требует замораживания поселенческой деятельности, а сами поселения не могут считаться незаконными уже в силу того, что вопрос о них включен в повестку дня переговоров, от которых никто пока официально не отказался. И вся вакханалия вокруг поселений – вовсе не в интересах ПА, поскольку источник международной легитимности у автономии и у поселений – один и тот же.

Имеется в виду, естественно, светская легитимация, поскольку "вязанные кипы" уже и юридический спор на эту тему считают излишним.

И вот если к этому уже добавить резоны безопасности, соображения практической пользы и подтвержденные факты исторической связи евреев с этими краями…

Другое дело, что юридические тонкости плохо подходят для представителей иностранной прессы, чей поверхностный взгляд ориентирован все-таки на легко доступные аргументы. Поэтому в общении с ними проще упирать не на юридическую сторону вопроса, а на вышеупомянутые резоны. По принципу, один пишем, два в уме. Что и проделала, на мой взгляд, очень убедительно, принимающая сторона.

Начали с соображений практической пользы. После смотровой площадки Пдуэль и короткой вступительной лекции в региональном совете Шомрон, через дорогу от Ариэля, мы посетили основанную в 1982 году промзону Баркан и завод Twito Plast, где из 130 рабочих 60 процентов местных арабов. Там нас принимал менеджер по международному маркетингу Моше Лев-Ран.

Самария Палестинская автономия археология историческое наследие вино промзона

 

Никаких чудес, никаких иллюстраций, что Израиль - сверхдержава хайтека, чего, может быть, подсознательно ожидали наши гости. Достаточно рядовое, не очень зрелищное производство, типичное для этой промзоны: пластиковые формы для кондиционеров и прочей бытовой техники, в том числе, оборудование для гидропоники.

Для израильских журналистов это, возможно, была самая неинтересная часть поездки. Нам такое доказывать – ломиться в открытую дверь. Но иностранцам полезно было узнать, что в Иудее и Самарии несколько таких зон: Баркан, Шахак, Барон… Баркан – самая большая, здесь 120 заводов, большинство работников которых – арабы, которые, согласно постановлению Верховного суда от 2007 года, получают ту же заработную плату и льготы, что и израильтяне. Тогда как средняя зарплата внутри автономии – всего 1800 шекелей в месяц. Причем, даже леворадикальная Human Right Watch в своем многостраничном отчете о том, какую угрозу представляют подобные промзоны "мирному процессу" признала, что это требование, в целом, соблюдается.

Подобные промзоны долгое время были одним из самых впечатляющих примеров жизнеспособности идеи экономического мира. И не обязательно здесь добавлять "по-Нетаниягу". И даже не обязательно добавлять "между Израилем и Палестинской автономией". Потому что это достаточно универсальная стратегия урегулирования конфликтов. Если позиции сторон так сильно противоречат друг другу, что при жизни ближайших нескольких поколений их разрешить явно не удастся, следует сфокусировать внимания не на этих позициях, а на интересах, которые вполне могут и совпадать. С тем, чтобы эти самые поколения евреев и палестинских арабов могли жить по-человечески.

Противоположная точка зрения состоит в том, чтобы не дать людям жить по-человечески, ибо кто же тогда будет бороться с "оккупацией"?

Именно потому, что идея экономического мира работает, совместные палестино-израильские промзоны стали предметом особой ненависти BDS и прочих антиизраильских движений, в том числе, наших ультралевых. В конце концов, главное обвинение в адрес промзон честно сформулировала канадская палестинка Диана Бутту, бывшая в годы Второй интифады советником Арафата, а сейчас выступающая с таких радикальных позиций, что даже икона ультралевых - Ури Авнери, пока жив был, ее одергивал:

"В то время, как промышленные зоны, такие, как Баркан, предоставляют важные рабочие места палестинским рабочим, их существование ставит под вопрос стремление палестинцев к независимому государству".

Поскольку до 80 процентов продукции промзоны Баркан экспортируется, а за границей влияние BDS очень сильно, активность противников экономического мира не проходит бесследно. Большинство предприятий, как и завод Twito Plast, пока держатся, отчасти, благодаря низкой арендной плате. Другие вынуждены были отступить в пределы "Зеленой черты", лишив палестинцев работы.

- Кому же, спрашивается, навредили израильские "правозащитники", если не палестинским арабам, которых они так страстно защищают? – всякий раз задавал встречный вопрос Моше Лев-Ран, в ответ на попытки кое-кого из гостей перевести разговор в русло "Да, но ведь оккупация…"

Для нас, израильтян этот вопрос звучал риторически. Но кто-то из наших зарубежных коллег мог и всерьез задуматься над тем, что здесь в каком-то смысле фронтир цивилизации. А на фронтире многие расхожие понятия (та же "оккупация", к примеру) имеют в реальности вовсе не тот смысл, который в него вкладывают жители благополучной Европы.

Тема октябрьского нападения в промзоне Баркан тоже не игнорировалась. Разговор шел открытый, как в Израиле говорят, "на уровне глаз". Напомним, что 7 октября прошлого года, когда 23-летний электрик Ашраф Наалуа из палестинской деревни Шуэйке, работавший на заводе четыре месяца, вошел в здание завода по переработке отходов группы "Алон" с винтовкой "Карл Густав" и убил Ким Левенгронд и Зива Хаджби. После этого теракта идея «экономического мира» подверглась атаке справа, поскольку среди представителей правого лагеря тоже достаточно ее противников, которые смеются над «иллюзией мирного сосуществования с арабами», и считают, что теракт похоронил надежды «мечтателей, верящих в победу добра».

- Прежде, чем принять на работу жителя ПА, его анкету проверяет ШАБАК. Если он был причастен к террору, разрешения на работу он не получит, - рассказывал журналистам Моше Лев-Ран, убежденный в том, что это был, хоть и досадный, но частный провал спецслужб.

К иллюстрации благотворности еврейского присутствия в Иудее и Самарии можно было отнести и более позднюю наше остановку у винодельни Кабир в поселении Алон-Море. Ведь, кроме промышленности, здесь развивается еще и туризм. На последней международной туристической ярмарке IMTM-2019 меня буквально завалили проспектами местных туристических аттракций.

С веранды винодельни, как с балкона, можно было разглядывать далекие окраины Шхема. Ах, если бы можно было продемонстрировать в этой области какие-то совместные проекты с палестинцами!

Увы, но даже в предпринимательских кругах автономии подобные предложения воспринимались как жуткая крамола и в более благополучные "поздние нулевые". А недавно не туризм в Иудее и Самарии дополнительно «спустила собаку» из Лондона Amnesty International, обрушившись в своем отчете под названием Destination: Occupation на туристические серверы-агрегаторы Airbnb, Booking.com, Expedia и TripAdvisor за то, что те направляют туристов в еврейские поселения, "которые большая часть мира считает незаконными".

[image14293]

 

В нашем случае речь шла о так называемом "винном" туризме. В Самарии 25 таких небольших виноделен. Кабир – самая молодая, даже Google map ее не знает. Зато знают специалисты-виноделы на международных конкурсах. Хозяин винодельни увлеченно рассказывал о своих призовых винах. На вкусовые рецепторы дегустаторов влияние BDS пока, к счастью, не распространяется.

И, конечно, эффектную точку в споре о том, что несет арабам еврейское присутствие в Иудее и Самарии, поставила небольшая пресс-конференция в университете Ариэля. История становления самого молодого израильского университета достаточно драматична, а будущее – далеко не безоблачно. Особенно если вспомнить, сколько левых израильских движений считают, что Израиль должен вообще уйти с территории, которую сейчас занимает город Ариэль, как ушел из Гуш-Катифа, оставив на месте города такие же руины.

Сейчас эти люди немного притихли, не их время. Но от намерений своих не отказались, и обстоятельство могут сложиться так, что уже в самое ближайшее время они вновь поднимут голову.

[image14292]

 

Но принимавший нас в кампусе Игаль Коэн Оргад, бывший депутат Кнессета и один из основателей университета, не стал втягивать гостей в этот спор евреев между собой. Упор в его выступлении делался на то, что больше половины здешних студентов – палестинские арабы.

Еще здесь можно было сыграть на контрасте. Дикие каменистые холмы, потом теснота, хаотичная застройка и аляповатые вывески палестинской деревни Хавара, застрявшей непонятно в каком веке, - по ее центральной улице проходит шоссе номер 60, потом вновь холмы, и вдруг – островок цивилизации, современнейший университетский кампус, похожий, наверное, на тот, где они учились. Ибо всем кампусам присуща особая, в чем-то интернациональная атмосфера. Кстати, автобус, на котором мы приехали сюда, был бронирован.

Но самая яркая часть нашей экскурсии была посвящена археологии. Для чего мы поднялись на холм Тель-Шило (минут десять езды на юг от перекрестка Тапуах по шоссе номер 60), где находится, наверное, самый недооцененный из археологических парков Израиля – раскопки древнего города библейских времен. Туристический объект, способный стать аттракцией мирового значения. И лучшая иллюстрация исторической связи евреев с этой землей. Ибо, как известно, 80 процентов событий, упоминаемых в ТАНАХе, произошло на территории Иудеи и Самарии, и лишь 20 процентов – в пределах "Зеленой черты".

[image14295]

 

Чем лучше вы знаете библейскую историю, тем вам будет здесь интереснее. Тем же, кто не может похвастать глубокими знаниями ТАНАХа, для кого эпоха Судей (примерно, 3500 лет назад) находится в тени более поздних времен, стоит побывать здесь, чтобы в его голове выстроился некий "вектор". Позади – исход из Египта и скитание по пустыне. Впереди – в свете прожекторов – царство Давида и Соломона. А между ними – эпоха, которая, между прочим, длилась 369 лет, почти пять раз по столько, сколько существует современный Израиль. Эпоха, когда город на этом холме – Тель-Шило – был гораздо важнее Иерусалима. Здесь был центр еврейской жизни, ибо именно здесь находился ковчег со скрижалями Завета.

Кстати, конкретное место – мишкан (шатер), где находился ковчег, так никто и не мог найти. Ни Э. Робинсон, еще в 1838 году обративший внимание на руины Хирбет-Сейлун, ни А. Шмидт, который первый провел здесь археологическую разведку, ни датская экспедиция 1926-1932 годов, ни экспедиция университета Бар-Илан, работавшая здесь с 1981 по 1984 год, ни современные археологи.

Пока позволяла погода, мы бродили по обширному городищу на холме и рассматривали то, что обычно бывает в таких местах: колонны, мозаики, жернова, остатки керамики, дневные проемы, кладовые, руины мечети и нескольких церквей… Слово "обычно" здесь – сугубо "для внутреннего потребления". Что для нас, израильтян, обычно, то для жителей других стран – реально круто, такая плотность залегания археологических артефактов.

Гид обратил наше внимание на огромные, как бочки, сосуды с закругленным дном, так называемые питасы для хранения чего угодно, от зерна до дождевой воды, ибо воды здесь всегда не хватало. Другая особенность здешней логистики: Тель-Шило стал местом проведения ежегодных фестивалей. Раз в год все колена Израиля приезжали сюда на праздники. И приходилось делать запасы продуктов на гораздо большее число людей, чем обитало в городе на холме. Не исключено, что такое происходило впервые в истории. Вот так, Израиль - еще и родина фестивалей.

[image14296]

 

В туристическом центре с лазерным шоу и электронными гидами журналистам рассказали о том, как пророк Иешуа Бен-Нун (Иисус Навин) перенес сюда Ковчег и поделил землю между коленами Израиля, как пророк Самуил родился у женщины, которая долго считала себя бесплодной (религиозные женщины до сих пор приезжают сюда молиться и просить о потомстве). Как в 1050 году до Нашей Эры филистимляне сожгли город и украли Ковчег, - следы сгоревших зерновых складов от археологов скрыть невозможно и через века, и как в 721 году до нашей эры город был окончательно разрушен ассирийцами…

И самое главное. Библейские описания не всегда подтверждаются археологами. Но все здешние археологические находки соответствовали тому, что написано в ТАНАХе. За годы исследований серьезных расхождений не было выявлено. Тем самым до гостей аккуратно доводилась мысль, которая кажется само собой разумеющейся любому вменяемому израильтянину: Израиль взял под контроль Иудею и Самарию не потому, что в 1967 году ему вдруг "захотелось". Задолго до нас в этих краях жили евреи. И будут жить после нас. Не потому, что "мы можем". А потому, что не будет поселений - не будет Израиля. 

Вадим Найман

Фото автора.

(Продолжение просмотра).

Источник: zahav.ru

Метки:

Читайте также