Премьер-министр Яффо и храйме на субботу
Фото: Dima Brickman
Премьер-министр Яффо и храйме на субботу

Традиции, привычки, мифы и рецепты яффских общин в рубрике "Кулинарная этнография". Рассказ восьмой.

Кулинарные истории - от Лены Запасской, фотографа и автора кулинарного блога "Яффские рецепты".

Яффские тайны – от доктора Ильи Лиснянского, знаток переулков, людей и секретов этого города, статьи которого о Яффо можно прочитать здесь.

Евреи из Ливии -5. История с продолжением: "Премьер-министр Яффо" и храйме на субботу.

В Ливийской синагоге в Яффо миньяна нет: и люди разъехались, и молитвы на бегу не возносятся. Жизнь наша вся стала "на бегу". Но даже на бегу суббота и бар-мицва все же отмечаются и угощение на них подаются традиционные. А одно из традиционных ливийских блюд – это храйме. О судьбе синагоги, людей вокруг нее  и о многолетней традиции рецептов храйме в странах Магриба и пойдет речь ниже.

Немалая часть экспозиции Центра наследия евреев - выходцев из Ливии в Ор-Йегуде  посвящена новому периоду истории – рассказу о репатриации ливийских евреев. Алия их началась еще в 1936-м году, затем волнами продолжалась в 1945-м, 1948-и и 1967-м году, когда  последние  евреи Ливии уехали в Израиль и в Италию (еще в 1955-м году 90 процентов ливийских евреев  покинули Ливию). Каждая война в Израиле вызывала погромы в Триполи и Бенгази – задерживаться там было вовсе ни к чему. Часть репатриантов из Ливии осела в Яффо – об этом и об их связи с "Ханом Зунана" и ливийской синагоге в Яффо и рассказывается в очередной главке нашей истории с продолжением. Кстати, главная синагога Триполи была отреставрирована в 1999 году, но службы в ней не проводятся: последняя еврейка Ливии, Эсмеральда Магнази, умерла в феврале 2002 года. А в Израиле в настоящее время проживают около 40 тысяч евреев ливийского происхождения.

Напомним, что последняя главка в нашем повествовании о появлении евреев из Ливии в Яффо заканчивалась описанием судьбы  "Хана Зунана". Долгое время историки считали его исчезнувшим в результате разрушительных местных войн и британской карательной "Операции "Якорь", превратившей бомбардировками в 1936 году центр Яффо в пустырь. Но, как оказалось, здание, внутри которого была организована мыловаренная фабрика, уцелело и прекрасно сохранилось, вопреки многочисленным коллизиям. И, спустя два века после первого, не совсем удачного открытия,  хан неожиданно обрел новую жизнь. Впрочем, эта история, имеющая мистический оттенок, требует отдельного разговора, который и продолжается сегодня. 

В 1948 г. в Яффо поселяют большую группу новых иммигрантов из Ливии. Среди них оказался и Шауль Магнази, служивший габаем в синагоге у себя на родине в Триполи. Поскольку на новом месте, кроме полуразрушенных домов, ничего не было, он стал бродить по пустынным улочкам в поисках помещения, пригодного для собрания  евреев на молитву. Внезапно его окликнул старый  монах, вышедший из расположенного рядом монастыря Святого Петра. Выяснив, каковы цели незнакомца, францисканец  рассказал, что тот уцелевший дом, возле которого они стоят, когда-то принадлежал иудейской общине. Более того, у  него странным образом оказались подходящие ключи. Шауль зашел внутрь здания и сразу же понял - он  нашел именно то, что искал: помещение даже не нуждалось в переделке. Вот с тех самых пор и до сегодняшнего дня там существует синагога евреев-выходцев из Ливии. Мало кто из прихожан интересовался вопросом – а откуда она взялась, когда ее построили, на какие средства? Просто собирались ежедневно на молитву, отмечали праздники, обсуждали актуальные вопросы войны и мира, спорили на политические темы, вспоминали свою жизнь в Триполи, Бенгази, Джебел-Гарьяне и Тигринне, ругались по поводу очередного повышения цен, недоступности жилья, сетовали на нравы молодежи. Обычные разговоры иммигрантов. Обычная жизнь общины, ничем не отличающаяся от жизни других общин. Обычная синагога, каких в Израиле тысячи. И лишь наличие толстых стен и высоких арок выделяли ее из ряда себе подобных.  

Фото: Лена Запасская
Photo: Lena Zapasskaya
Photo: Lena Zapasskaya

 

В 1980 году Хана Рам, специалист по истории Яффо, заинтересовалась зданием, в котором находится "ливийская синагога", и привлекла к исследованию археолога Меира Бен-Дова. После раскопок залежей обызвествленной мыльной массы непонятного происхождения, обнаружилось  примыкающее помещение бассейна. Стало ясно, что это - микве. При сопоставлении плана строения со всеми историческими описаниями отпали последние сомнения: речь идет о "Хане Зунана". Когда-то разорванная цепь замкнулась!  Оказывается, еврейские выходцы из Ливии обрели пристанище в Яффо, подхватив эстафетную палочку, переданную ими  провидцами из Кушты, мечтавшими о возрождении общины  ровно два века назад.

Шли годы, положение иммигрантов улучшалось, они переезжали в новые комфортабельные жилища, без сожаления  оставив старые развалины. Сегодня на восстановленных улочках города уже трудно  найти кого-то из тех, кто вообще что-то знает о древнейшей синагоге в центре страны. Разве что случайно  встретить кого-то из потомков ливийский иммигрантов, слышавшего в детстве от дедушки про "первый дом на родине".

А синагога продолжает жить. Несмотря на то, что миньяна, необходимого для ежедневных молитв,  уже давно не существует, она  открыта по субботам и религиозным праздникам. Здесь нередко устраиваются торжества по поводу бар-мицвы, обручения, свадьбы. Руководит всей деятельностью габай Аарон Кахлон. Его отец в семнадцатилетнем возрасте бежал из Ливии в Израиль сразу же после образования нового государства. Бежал тайком, попросив старшую сестру передать родителям, чтобы не сильно волновались. После переброски через Италию он оказался в яффском порту, и долгие годы добывал себе хлеб тяжелым рыбацким трудом. Впоследствии, обзаведясь семьей, стал работать охранником в Старом Яффо. Это были годы, когда большую часть центрального квартала занимали пустыри с наспех сколоченными лачугами, заселенными наркоманами, проститутками и ворами.

Кахлон-старший знал на своей территории место каждого кирпича, каждой валяющейся железки. Жители, приветствовавшие охранника издалека, называли его уважительно "премьер-министр Яффо". В синагогу он попал самым естественным образом:  зашел  с соседями, своими земляками из Ливии. Но, зайдя, остался там на всю жизнь. 

Аарон, с детских лет сопровождавший отца повсюду, помогал, как мог, в ведении незамысловатого хозяйства синагоги: красил, чистил, следил за порядком. А, когда подрос, руководители общины Шауль Магнази и Йосеф Реувен помогли ему освоить искусство  хазанута и подготовили к должности габая. Со временем, бережно приняв из рук своих наставников бразды правления, он занял их место, что и почетно, и ответственно, и очень трудно – ведь, содержание такого старого здания требует громадных расходов.

Окончание следует.

Фото: Дмитрий Брикман

А теперь рецепт от Лены Запасской:  ведь придя домой из синагоги, надо поесть:

Храйме из рыбы

Рыба может быть самая разнообразная, от нильской щуки до локуса – способ приготовления важнее вида рыбы. Рецептов храйме  - у каждого свой. Абсолютного и единственного рецепта этого блюда не существует, но о вкусах не спорят, особенно когда речь заходит о вкусах магрибской кухни. Считается, что в кухне сефардских евреев это блюдо появилось благодаря марранам (насильно крещенным евреям Испании и Португалии),  участвовавшим в экспедициях  Колумба и привезшим в Старый Свет из Нового помидоры.

Для соуса на 4 порции храйме (600 грамм рыбы):

3 столовых ложки оливкового масла

Полстакана воды

Сок из одного лимона

5 столовых ложек томатного пюре

4 зубчика чеснока, мелко натертого или раздавленного

Соль

1 чайная ложка порошка кумина

Половина чайной ложки порошка тмина

Чайная ложка паприки, сладкой и острой

Делаем:

Продукты для соуса соединяем в сотейнике и держим на небольшом огне 10 минут. Затем в соус кладем куски рыбы и тушим минут 20. Понятно, что каждый может варьировать степень остроты соуса. Храйме - из тех блюд, которые становятся вкуснее через день – потому его так удобно делать на субботу.  Приготовленное накануне, это блюдо к  субботнему столу станет еще вкуснее. Если готовить храйме из локуса, то соус становится желеобразным, что особенно ценится любителями храйме. Подавать храйме можно горячим или холодным, но всегда  - с халой.  Да и какой субботний стол без халы? И поскольку для многих выходцев из стран Магриба храйме также стало символом субботы, то добавим: да и какой субботний стол без храйме?

 

Д-р Илья Лиснянский, сотрудничает с издательством Евгения Озерова.

Автор: Маша Хинич

Фото: Лена Запасская  

Comments system Cackle
Загрузка...