Zahav.ТуризмZahav.ru

Среда
Тель Авив
+31+24

Туризм

А
А

В погоне за мифом: пропавшие колена

На протяжении почти 40 лет раввин Авихайль разыскивает и возвращает в лоно еврейства потерянные колена Израилевы, веря, что в этом и состоит его миссия на этой земле.

15.03.2015
Источник: ИСРАГЕО
Creative Commons undefined

В ПОИСКАХ РЕКИ САМБАТИОН

Судьба каждого человека предопределена изначально, и ему следует лишь распознать свой внутренний код: во имя какой цели он послан на эту землю, убежден раввин Элиягу Авихайль. Чтобы раскодировать свое предназначение, ему потребовалось больше половины жизни, но он знает: его главная миссия в этом мире — отыскать потерянные колена Израилевы. Проникнуть сквозь толщу мифов и легенд, чтобы способствовать осуществлению пророчеств, красной нитью проходящих через ТАНАХ, Талмуд и труды многочисленных еврейских религиозных и научных авторитетов.

Движимый осознанием своей миссии, неутомимый Авихайль объездил полмира, побывал в самых отдаленных и опасных уголках земного шара, беседовал с вождями и старейшинами заброшенных деревень в Пакистане, Индии, Китае и Бирме, собирал информацию о древних племенах и скрупулезно исследовал их обычаи. Он проложил дорогу многочисленным исследователям, занимавшимся поиском потерянных колен, создал целый институт — "Амишав", — наконец сумел убедить правительство Израиля всерьез отнестись к идее репатриации племен, чью связь с иудаизмом считал бесспорной. Уже в самом Израиле он наладил абсорбцию первых групп репатриантов из Бирмы и Перу, договорился с поселенческими советами Иудеи, Самарии и Газы о расселении здесь новоприбывших (на "территориях", по его мнению, наследники потерянных колен чувствовали себя намного вольготнее, чем в Тель-Авиве и Хайфе), оговаривал условия прохождения ими гиюра. "Я не хотел бы ввозить людей массами, это создает невыносимые трудности для них самих и социальное напряжение. Мы все знаем по алие из бывшего Советского Союза и Эфиопии, к чему привела погоня за валом. Моя цель — добиться максимально благоприятной абсорбции людей, которые, без сомнения, являются потомками пропавших десяти колен Израилевых".

Тайна потерянных колен — одна из "черных дыр" истории, неудержимо манившая к себе исследователей и историков всех эпох. После завоевания древнего Израиля ассирийским царем Салманазаром большая часть населения страны, состоявшая из десяти колен, была угнана на восток и там бесследно исчезла. Логично было бы предположить, что они растворились в местных этносах, как это происходило с большинством других плененных народов, но на протяжении всех последующих веков постоянно появлялись свидетельства, что эти племена существуют и сохраняют память о своем происхождении. В Талмуде упоминается о мифической реке Самбатион, за которой живут потерянные колена и которая останавливает свое течение в шаббат, извергая из воды камни. Об их существовании упоминают многие еврейские историки — в частности, Эльдад а-Дани, Биньямин бен-Йона (Биньямин из Туделы) и ученые раввинистические авторитеты прошлого: Авраам Бен-Давид из Пашкира (Раавад), Давид Кимхи, Моше бен-Нахман (Рамбан), Менахем бен-Шломо (А-Меири), Тувия а-Леви, Израел Лифшиц и многие другие.

Информация о существовании потерянных колен подтверждалась и многочисленными христианскими источниками, включая отчеты представителей британской администрации в Афганистане и Иране в XIX веке. (Например, в заметках "Путешествия в Бухару", написанных в 1835 году, сэр Александр Бранес пишет, что афганские пуштуны часто называют себя "Бани Исраэль" — "Сыны Израиля). Указания на существование потерянных племен можно найти и в древних арабских хрониках, таких, например, как "Мират уль-Алам". В самом Израиле мистика потерянных колен привлекла и второго президента страны Ицхака Бен-Цви, автора двадцати книг по истории еврейских этнических групп, основателя и руководителя (с 1948 г.) Института исследования еврейских общин на Ближнем Востоке.

Creative Commons undefined


Раввин Элиягу Авихайль тщательно проштудировал все эти источники и, в конечном счете, пришел к выводу, что искать надо на востоке — на огромной территории от Междуречья до Китая включительно. С этого момента Авихайль приступает к поиску, и обнаруживает многочисленные и удивительные доказательства того, что миф имеет под собой вполне реальную основу. Он фиксирует множество "еврейских черт" у пуштунов (патанов) Афганистана и Кашмира, доказывает, что обособленно живущие племена на востоке Индии и в Бирме являются потомками племени Менаше. "Бней-Менаше делают брит-милу (обрезание) новорожденным — только не ножами, которых у них не было, а остро заточенными камнями. У них, как и у патанов, есть свой "ир миклат" — город, упоминающийся в Торе, где укрывались совершившие непредумышленное убийство. Культы и жертвоприношения Бней-Менаше воспроизводят аналогичные обряды при Храме (особенно — "курбан Песах), их песнопения отличаются от песнопений окружающих народов и носят ярко выраженное сходство с еврейскими. Методы излечения от недугов совпадают с теми, которые описываются в ТАНАХе. Например, при лечении проказы предписывалось приносить в жертву особым образом двух птиц. Так делали древние евреи, и так же делали Бней-Менаше. Только евреи практиковали эти методы, и невозможно возникновение случайного сходства между народами, жившими за тысячи километров друг от друга. Старейшины Бней-Менаше утверждают, что ведут происхождение от первосвященника Аарона. Что касается пуштунов, то у них существует накидка, напоминающая талит. Есть у них также и традиция передела земли на части каждые 50 лет — у других мусульманских народов нет ничего подобного. Более того, до сравнительно недавнего времени (еще несколько десятков лет назад) у патанов сохранялась традиция соблюдения субботы. Они открыто говорили, что принадлежат к Бней-Исраэль, и делали вещи, противные исламу. Например, употребляли легкое вино в пятницу. Они признавали, что являются мусульманами, но с определенной оговоркой", — говорит Авихайль.

О возвращении в Израиль афганских пуштунов (патанов) вряд ли кто-то может сегодня говорить всерьез, но это, убежден Авихайль, — лишь дело времени. "В ТАНАХе сказано, что первыми из потерянных колен в Израиль прибудут Бней-Менаше, и это уже происходит на наших глазах", — говорит он. Придет время, и немыслимое станет реальным, убежден Авихайль. Об этом говорят все пророки, а Ишайягу предвещает, что "Дом Иегуды войдет в землю Израиля вместе с Домом Израиля".

МИСТИКА ЧИСЕЛ

В своей небольшой квартире в Кирьят-Ювеле с видом на лесной массив Эйн-Керем рав Авихайль, преподающий сегодня в одной из иерусалимских иешив, рассказывает как пришло к нему осознание своей миссии. По его признанию, 40 лет назад он бы не поверил, что большую часть своей жизни посвятит поиску пропавших колен. Все началось совершенно случайно. "Я преподавал ТАНАХ, и однажды меня пригласили в тель-авивскую школу рассказать об Израильском царстве и потерянных коленах. Меня поразил интерес, с которым школьники слушали мой незамысловатый рассказ. Для меня это послужило толчком к тому, чтобы самому глубже изучить материал".

Поначалу это было простое любопытство. "Я прочел горы материалов на эту тему и обнаружил, что она обросла бесчисленными легендами, мифами, фантазиями. Я отсеивал их, стараясь оставлять то, что, на мой взгляд, имело хоть какую-то реальную ценность".

На протяжении 13 лет рав Авихайль, подогреваемый собственным любопытством, пытался в тиши своего кабинета разгадать загадку, мучившую историков и религиозных философов средневековья, пока не встретил в лице одного из учеников иешивы такого же, как и он, энтузиаста. Вместе они написали книгу о потерянных коленах и разработали свою систему, по которой оценивалась достоверность сведений о канувшем в вечность древнем Израиле.

К практическому поиску Авихайль перешел после встречи в День Иерусалима с одним известным раввином. "Я читал лекцию по истории пропавших колен, и он подошел ко мне после нее, — вспоминает Авихайль. — Спросил, делаю ли я что-нибудь для поиска этих колен. Я ответил: "Чтобы делать что-то реальное, нужны деньги, а у меня их нет". "Начни — и у тебя будут деньги", — сказал он мне".

С этого момента Авихайль получил возможность проверить свои теоретические построения. На пожертвования он создал в 1975 году общество "Амишав" по поиску исчезнувших колен Израилевых, и вскорости на поиски таинственной реки Самбатион отправился первый эмиссар новосозданной организации. То был выходец из Ирана, ехавший по делам на родину (эта страна во времена шаха Мохаммеда Реза Пехлеви был еще вполне дружественной Израилю). Рав Авихайль попросил его заехать в соседний Афганистан. "Я дал ему денег, попросил посетить пуштунские племена и описать их традиции. Мне нужны были свидетельства, что их традиции и обряды несут на себе отпечаток еврейского происхождения".

Creative Commons undefined


Первый опыт нельзя было назвать успешным. Столкнувшись с многочисленными опасностями, эмиссар "Амишава" свернул религиозно-этнографические изыскания и повернул назад. Но неудачный опыт не обескуражил Элиягу Авихайля. В 1980 году он едет с группой исследователей в Кашмир и Пакистан к все тем же пуштунам, а затем, в 1983-м, — в Индию для поиска живущих на границе с Бирмой Бней-Менаше. Пользуются они, естественно, американскими паспортами, чтобы не выдать своего еврейского происхождения.

Это оказалось трудной задачей. Манипур, где жили Бней-Менаше, был закрытой зоной, и исследования пришлось свернуть. Тем не менее первый шаг был сделан, а, кроме того, усилия Авихайля и его соратников были частично компенсированы любопытным открытием. На юге Индии, в городе Тривандрам, рав Авихайль и его спутники встретились с племенем керала — потомков первых евреев-христиан, через Сирию добравшихся до Индии и обосновавшихся здесь. Они жили достаточно изолированно и практиковали обычаи, исповедовавшиеся в христианской общине в первом веке нашей эры, многие из которых полностью воспроизводили еврейские традиции времен Первого Храма. Впрочем, говорит рав Авихайль, религиозные вопросы сегодня мало уже интересуют эту сравнительно небольшую (около 30 тысяч человек) общину. Главное занятие племени керала — торговля с соседними индийскими племенами, и большинство из них не склонны углубляться в историю иудео-христианских отношений.

С 80-х годов израильтяне все активнее начинают осваивать Индию, а жители отрезанной от мира иудео-христианской общины обнаруживают, что у их родственников по крови есть свое государство, причем намного более процветающее, чем это можно было себе представить. Одновременно в Тривандраме появляются израильские раввины, убеждающие племя принять гиюр и вернуться с лоно иудаизма. Нельзя сказать, что их усилия были полностью успешны, но некоторые жители Тривандрама приняли еврейство и переехали в Израиль.

Во время поездки в Кашмир рав Авихайль сталкивается с мистическими совпадениями, которые наводят его на мысль об особом предназначении. "Все началось с номера моей комнаты в кашмирской гостинице — 108. Мой напарник тогда сказал мне: "Ты знаешь, у нас снова тот же номер". "Что значит, снова тот же номер?", — не понял я. "До этого в Дели мы жили в комнате с таким же номером", — ответил он. Меня тогда позабавило то, что это совпадало и с номером моего военного билета. Я задумался: приходилось ли мне когда-либо еще сталкиваться с этой цифрой, и неожиданно обнаружил, что псалм в Теэлим, где говорится об исчезнувших коленах, содержит 108 букв! Тогда я все это еще не воспринимал всерьез, и ради забавы посчитал количество букв в своем имени (оно у меня было длинным — в религиозных семьях ребенку дают несколько имен). И не поверил своим глазам, когда убедился, что эта цифра поразительным образом присутствует и в моем имени! Это совпадение потрясло меня. Невозможно было истолковать его иначе, кроме как то, что моя судьба была определена еще при рождении. Но не обрати я внимание на номер в той гостиничке, я бы никогда не задумался над этим. И поэтому столь важным я считаю умение обращать внимание на детали, которые на первый взгляд кажутся нам ничего не значащими".

ОТ ЯПОНИИ ДО МЕКСИКИ

Подводя итоги спустя 30 лет после создания общества "Амишав", раввин Авихайль может констатировать, что добился немалого. Идея возвращения исчезнувших колен Израилевых, выглядевшая сумасшествием в глазах воспитанного на социалистических идеях израильского истеблишмента, сегодня перестала восприниматься таковой. "Поначалу лишь горстка людей относилась серьезно к моим доводам, но сегодня я нахожу понимание со стороны многих политиков и общественных деятелей", — говорит Авихайль. Он сумел организовать репатриацию Бней-Менаше из Бирмы и Бней-Моше — перуанцев, принявших иудаизм. И все это — только начало, убежден он.

Элиягу Авихайль доказывает, что осколки потерянных колен можно найти по всей территории азиатского континента и что они сохраняют вполне отчетливую связь с иудаизмом и еврейской традицией. Евреи, формально перешедшие в мусульманство, проживают на Кавказе (в частности, в Дагестане) и в Средней Азии; они сохранились даже в Китае — в районе Сычуань, где их насчитывается около четверти миллиона. "В ТАНАХе, псалме 49, Ишайягу, говорится, что наступит время, и "племена Израилевы вернутся из Китая", — говорит Авихайль. — В обычаях племен Сычуаня прослеживается влияние иудаизма, а одна из их молитв так и вовсе очень похожа на еврейскую".

Рав Авихайль не исключает также версии, что потерянные колена дошли до Японских островов, хотя и относится к ней скептически. "Я был в Японии (там издавались мои книги), изучал там этот вопрос, встречался с племенами, которым приписывают еврейское происхождение, но я не могу однозначно утверждать что-либо. С одной стороны, знаменитый храм Синто напоминает во многом еврейский Храм с "арон а-кодеш", в котором есть место, отведенное для священника и для омовений. Есть даже покрывала, которые, как талит, используются при молитве. У племени хада в Японии, пришедшем сюда из Кореи, есть обычаи, поразительно напоминающие еврейские. Например, они, как и евреи, каждый год делают на улице шалаш, очень похожий на сукку. Они пользуются шестнадцатью буквами, которые существовали в древнем иврите. И все же что-то мешает мне поверить в их еврейское происхождение, хотя в самой Японии некоторые убеждены в этом", — говорит Авихайль.

Впрочем, все, что связано с еврейством, настолько загадочно, что найти рациональные объяснения кажется невозможным. Как объяснить, спрашивает рав Авихайль, то, что группы латиноамериканцев из Перу и Мексики вдруг обнаружили в себе непреодолимое желание быть евреями и жить в Израиле? Исследователи пытались доказать, что они ведут свое происхождение от марранов, но Авихайль считает эти доказательства несостоятельными. "В большинстве своем это этнические индейцы, жившие в деревнях, где белые начали появляться только в новейшее время. Этнически они не имеют ничего общего с европейцами; до недавнего времени они хоть формально и были католиками, но исповедовали языческие обычаи. У нас нет рационального объяснения их повальному увлечению иудаизмом".

Объяснения нет, и, возможно, не стоит пытаться его искать. Он приводит пример русских субботников, жителей итальянской деревни Саникандро в Южной Италии, которые почти поголовно приняли иудаизм после того, как бывший солдат итальянской армии начал читать им ТАНАХ. "Все они никак не связаны ни с евреями, ни с потерянными коленами, — говорит Авихайль. — Нам остается только удивляться и помогать тем, кто стал на этот путь. И это я тоже считаю своей задачей, ради которой пришел в этот мир".

Еженедельник "Секрет"

Читайте также