"День в галилейской деревне" - пиеса в 6 действиях
Фото: tourism.zahav.ru
"День в галилейской деревне" - пиеса в 6 действиях

Иван Сергеевич - тот самый, Тургенев - описал месяц в деревне, назвав ту пиесу комедией - "Месяц в деревне", мастерски передав нескончаемые пустые разговоры и душевные муки персонажей, страдающих апатией и мучающихся от безделья. Перечитывая пять действий этой комедии, замечаешь, что из всего происходящего, самое активный поступок описывается так: "Алексей Николаич, пойдемте в конюшню, отнесем Фавориту хлеба". А когда и как перечитывать Тургенева, как за неспешным завтраком? С завтрака и начнем, а действие в нашей пиесе - динамичной и насыщенной - происходит, как и полагается по законам драматургии, в единстве времени, действия и места. Итак, один день одного активного ничегонеделания в мошавах, объединенных общим определением - галилейская деревня. 

 

День начинается с завтрака в мошаве (ударение на последнем слоге) Йокнеам в преддверии Изреэльской долины. Сколько раз в мошаву не приезжай, столько раз и обнаруживаешь что-то новое. На сей раз - новое кафе с новой концепцией: "Смотрите на жизнь проще". Смотреть предлагается минимум в течение полутора часов, ни о чем не думая. Так долго - потому что в меню ланчей-бранчей, состав которых Аялет Шафрири меняет каждые пару месяцев, входят десять блюд, десерты и напитки. А не думая - потому что вам никто не даст в руки меню. Выбор уже есть - осталось его съесть. Учитывая модные веяния, меню тяготеет к сырой моркови, шпинату, экзотическим травам - к веганству, то есть. Называется эта концепция просто - "Кухня Аялет" ("ха-Митбах шель Аялет"). Рядом для поддержания концепции - загон для овец. Сыры, соответственно духу и аромату места, подаю овечьи. А еще подают варенье из груш и помидоров, горячие яблоки с овечьим камамбером, и фалафель из шпината и миндаля. Но не дадим аппетиту столь разыграться в первом действии пиесы, хотя внутри - кондиционер (зимой - печка), а неспешная беседа тянется и тянется.

 

Но законы драматургии вынуждают оторваться от десерта и плавно перетечь в соседний переулок, в дом-музей скульптора Александра Киржнера, которого, как мне кажется, все знают, видели, посещали и описывали. Вот отличная статья Жени Кравчик. Я хотела было написать "Ничего здесь не меняется", но это не так. Дом, бывший просто домом, Рина - вдова Александра Киржнера, скончавшегося год назад, - сделала музеем, принимает группы и посетителей. Она отлично умеет показать работы, буквально "осветить" их своими объяснениями, своей любовью, облечь замысел в слова. Скульптуры и барельефы здесь везде - во всех комнатах, на лестнице, на веранде, в саду во дворе, зависшем над Изреэльской долине. Скульптур тут около 300 - так что и этому месту посвятите не менее полутора часов - оно того стоит, как и рассказы Рины. О визите с ней можно договориться по телефону 04-9890520.

И, в отличие от "Кухни Аялет", здесь - никакой концепции. Уходящее, но очень честное искусство. Основные темы - портреты, дети, Катастрофа, танец. Когда-то, давным-давно - про такое давно в современных пьесах уже не пишут, потому как непонятно куда время ушло, я была уже в этом доме, тогда еще не музее. Ленных любопытствующих принимал сам Александр Киржнер. Было заметно, что его это общение тяготит, что он хочет скрыться от посетителей в своей мастерской, что назойливое любопытство его раздражает. Сейчас, когда скульптора не стало, интимное пространство его студии оказалось оголенным. Но работы его действуют так, что толпа становится смирной, и тишиной и вниманием отдает дань памяти Александру Киржнеру - художнику и скульптору, родившемуся в 1926 году в Ленинграде, пережившему войну, репатриировавшемуся в 1972 году, умершему в 2014- м году в Израиле, в мошаве Йокнеам, многократно выставлявшемуся в израильских музеях. Светлая память.

 

Как не хочется уходить от скульптур Киржнера, но динамика дня берет свое. Вышли, проехали метров 200, углубилась в Йокнеам, поворот, разворот, аксель с тулупом - и мы у подножия Тель-Йокнеам. Рассаживаемся в прореженной тени серебристых листьев эвкалипта, внимая речам гида - все больше истории личные, а если факты - то из ТАНАХА, бесспорные. Из сыпящейся мелкой крупой речи, улавливаю, что гида зовут Абес (Авраам бен Сандрал - то есть зовут-то его Ави, а отец его был сапожником в Ганигаре и прозвище Ави-сын сапожника приклеилось к нему 60 лет назад). Абес цитирует книгу Берешит. Рассказывает о Бейт-Шеарим и ячмене, и о том, что согласно мусульманской традиции мы сидим под тем самым холмом, на котором Каин убил Авеля. Вообще-то здесь был город Тель-Каймон (Тель- Йокнеам), в 1977-88 этот холм интенсивно копали в поисках древностей, затем еще раз - в 1993-м, а потом обустроили здесь археологический парк. Пока копали, успели найти: погребальные пещеры, следы поселения, сгоревшего в 12 веке до нашей эры; поселение железного века, поселение персидского периода; греческую сторожевую башню и римский мавзолей, византийскую церковь; арабское поселение, франкский жилой квартал, церковь крестоносцев, деревню времен мамлюков. Всего в парке - семь археологических площадок древности, а из современного - аудиогид. Книга Иегошуа поминает Йокнеам целых три раза. Известно также, что во время раздела земель между коленами Израиля Йокнеам достался племени Звулуна. Упоминание о Йокнеаме как о стратегическом укреплении, построенном царем Соломоном, встречается в Книге Царств. Библейский город Тель-Йокнеам расположен на пути из Мегиддо в Акко. Упомянут в списке ханаанских городов, покоренных Тутмосом III в 15 в. до н. э. В ТАНАХе назван среди городов, завоеванных Иехошуа бин Нуном, при описании надела Звулуна и как город левитов.

 

У подножия, посреди и на вершине холма установлены фонтанчики с водой - путь к Каину человеколюбив. А сама тропа обозначена бетонными тумбами с детскими рисунками на керамических изразцах, посвященным определенным историческим эпохам и событиям. Надо передохнуть на пути к Каину - обопрешься о тумбу и, отдыхая, через визуальную иконографику, все и освоишь. А наверху - раздолье…. Во-первых, тень от навесов - что так важно в летний зной. Во-вторых - вид, и еще один аксель - и снова вид. И вперед и назад - во все стороны вид, ветер, раскопки, остатки. Останков - никаких - видно ветром и снесло, а вот цветов - множество. Час прогулки по Тель-Йокнеам нашу пиесу "День в деревне" и разнообразит, и украсит. Информацию об экскурсиях по археологическому парку Тель-Йокнеам можно найти на сайте.

 

Четвертый акт "Дня в деревне" срежиссирован в коровнике в Бейт Лехем ха-Глилит. Как-то мы незаметно глазу переместились сюда, на унавоженную землю, из поднебесья археологического парка Тель-Йокнеам. Коровник под названием "Млечный коровий путь" ("Швиль парот ха-халав") принадлежит милейшему Цвику Брандесу, старому знакомцу. Годы не берут ни его, ни его энтузиазм. Если вы туда попадете - а вы туда попадете, потому как надо вспомнить, как взбивать масло и кормить телят, то под руководством Цвики освоите заново то, что было забыто: кто такие коровы, теляты, куры, как они высиживают цыплят и сколько дней. Как коров доят. Как хранят и пастеризуют молоко. Как устроены коровники - традиционные и роботизированные. И как в них работать, сочетая умение закидывать вилами сено в кормушки с работой на компьютерах и лазерами. Цвика по кровнику не ходит - носится, за ним гуртом бегут дети, взрослые, посетители, телята, коровы, куры-несушки, пара визгливых петухов. Все взбивают пыль и искренне радуются столь простым проявлениям жизни. Попробуйте и вы, а критиковать молочную промышленность будете после оливкового масла. В том смысле, что зайдите в расположенную здесь же "Бейт бад Глили" - маслодавильню-бутик, производящую всего 6000 литров оливкового масла в год четырех видов. За определением "бутик" скрывается точный рекламный расчет. Владелец маслодавильни - бывший специалист по рекламе. Проведя полтора десятка лет в Тель-Авиве, он вернулся в родную деревню и занялся производством оливкового масла. Счастлив, гоняет вовсю центрифугу с сепаратороми и рассказывает все, что знает и даже больше про оливы, маслины и то, что между ними - кислотность и косточки. И еще тут показывают короткое кинцо о производстве оливкового масла - так что и образование пополнится в этом коротком пятом акте "Дня в деревне".

 

Итак, труба зовет, финальный звонок, занавес - уже не за горами. Точнее - не за холмом Кирьят-Тивона, потому что мы уже там, в шестом действии "Дня в деревне", в гостях у Хилы Беркович, потрясший меня энергией, терпением, красотой, кулинарным талантом, радушием в приеме гостей, умением объяснять и сочетать натуропатию, макробиотику, диетологию, да еще и успевающей выращивать пряные и лечебные травы во дворе своего домашнего рая. Дело к закату, а надо еще успеть перекусить у Хилы целебными, восстанавливающими силы салатами и похлебками. Готовит Хила на ваших глазах. Лекции читаются за накрытым столом. Не хотите ждать пока подадут - вставайте к плите и готовьте вместе с Хилой, усваивая под ее руководством, что готовить вкусно - это готовить просто. На сайте Хилы Беркович - миллион подробностей. Цены на ее семинары - не копеечные, но в данном случае каждый отданный шекель стоит того, чтобы заново усвоить старую истину "Мы - то, что мы есть. Мы - то, что мы едим". Приятно пофилософствовать за азиатскими салатами. Хила Беркович проводит семинары на 10 тем - от "В пище наша сила" до "Как правильно выбрать рыбу для суши"и еще, хотя очень редко", экскурсии по рынкам Нацерета. Принимает у себя дома тех, кто нуждается в советах диетолога, устраивает кулинарные курсы, вечера совместной готовки. Но дело не в названиях - дело в "экспириенс", то есть во времяпровождении интересном, активном, расслабляющим и питательном для тела и мозга. Так что решайтесь, а пока - занавес!

Маша Хинич

Текст предоставлен циммерами "На краю деревни" в мошаве Маале-Гамла на Голанах 

Страница в фэйсбуке

Comments system Cackle
Загрузка...