Хайфские музеи: обзор
Фото: Пресс-служба
Хайфские музеи: обзор

Сколько в Хайфе музеев? Давайте считать: Национальный морской, Городской художественный, Музей истории города, Музей японского искусства имени Феликса Тикотина, музей Мане-Каца, Дом-музей Германа Штрука, музей Гехта в университете, Музей науки "Мадатек" - национальный музей науки, технологий и техники, Музей персональных компьютеров (есть и такой), Музей зерна (хлеба) "Бейт-Дагон", Железнодорожный музей ("Хеджаз"), Музей нелегальной иммиграции и военно-морского флота, Музей архитектуры Мунио Гитая-Вейнрауба, Музей истории производства масла… Первые шесть музеев объединены под одним названием - "Хайфские музеи" и предлагают помимо постоянных выставок и сменных экспозиций, экскурсии семинары, лекции, встречи, фильмы – все то, чем окружена музейная активность, но все-таки, коллекции - это прежде всего. С них и начнем.

Национальный Морской музей – виды Яффо 17-19 в.в.

Photo: Haifa Museum Union


Коллекция открыток видов Яффо 17-19 века в Морском музее. Звучит анахронизмом? Открытки Яффо 17-го века? В век кликанья мышкой по готовым штанцам, сложно представить , что открытки рисовали вручную с тщанием и любовью, прорисовывая мелкие детали в принятых канонах граверного искусства. Тщание, умноженное на пару веков, даром не пропало, а обратилось в коллекцию мелкоформатных шедевров графики, ныне демонстрируемую в одном из залов Морского музея в Хайфе, посещая который быстро вспоминаешь, что "яфа" на иврите обозначает "красивая", хотя и то что Яфетом звали сына Ноя на этой выставке не дадут забыть. Опускаю историю Яффо, отсылая и так все знающих читателей к древним документам египетским, ассирийским, греческим, к текстам на латинском и арабском, к истории походов крестоносцев и к более поздним временам, к нам приближенным.

Photo: Haifa Museum Union

 



Со второй половины 17-го века и на протяжении века 18-го Яффо был небольшим торговым городом-портом с пристанищами для христианских паломников.

В 1775 Мухаммед-Бей, египетский военачальник, захватил город и перебил жителей. Затем следует обще обсужденная история Наполена и чумы в 1799 года. Затем наступает период Ахмад аль-Джаззара, губернатора Акко, бывшего в то время столицей. В 1803 году сэр Сидней Смит, командующий британским флотом, отремонтировал городские стены. Затем были реконструированы порт, построен караван-сарай, рынок и фонтан у городских ворот. Население и число паломников увеличилось, торговля процветала и под египетским правлением (1831-1840), а и египетские феллахи обрабатывали окрестные цитрусовые и фруктовые сады. В конце 19-го века при Османском правление население вышло за стены, а в 1892 году из Яффо в Иерусалим пошел первый поезд. Все эти точечные всполохи истории и зафиксированы на открытках 17-19-го века из коллекции Национального морского музея, включающей произведения таких известных художников, таких как Корнелис де Брейн, Бартлетт, Дэйвид Робертс, Харпер, Тернер и Харри Фенн.

Photo: Haifa Museum Union

 



Музей истории Хайфы - "Фарфор: белое золото Европы"

"Фарфор: белое золото Европы" - еще одна выставка коллекций, но уже в Музее истории города. Составлена эта выставка, рассказывающая об отношении к фарфору в Израиле из экспонатов частных собраний – в первую очередь предметов из коллекции европейского декоративного фарфора 18-19 века Натана и Фелы Цельник (впервые представленной в 1987-м году в Хайфском музее музыки и этнологии, ставшем позже Хайфским художественным музеем), из коллекции государственного бюро пресс-службы и собрания тель-авивского коллекционера Хеди Ора. Почему об отношении к фарфору? Потому что говорить о традициях фарфоровой промышленности или школе дизайна из фарфора в Израиле пока рановато, но мы скорого догоним и перегоним – сомнений нет!

Photo: Haifa Museum Union

 

Фарфор стал для многих символом материальной культуры Европы. Многие из нас привезли чайные сервизы и любимые кофейные чашки, а что уж говорить по англичан и немцев-темплеров? Так что если в Израиле нет традиции производить фарфор, то есть давняя привычка ввозить и хранить фарфоровые изделия, которые, как известно, легко бьются, и потому в 1930- годы в окрестностях Хайфы и Акко возникли мастерские, изготовлявшие в основном керамическую посуду. Самый известный из них "Неэман фарфор", в 30-е годы копировавший европейские образцы, а в 60-е ставшие производить оригинальные изделия, разработанные главным дизайнером завода Саймоном Бадером, деятельность которого посвящен отдельный раздел выставки (Фабрика Неэман фарфор", закрылась в 1996 году, не выдержав конкуренции с импортом из Китая – имитация западной культуры рухнула в условиях нового рынка). Есть на выставке и гипсовые, раскрашенные под фарфор фигурки тель-авивской фабрики "Мизрахи", уже практически забытой. А уцелевший старинный фарфор стал тождествен социальному статусу – именно этой теме вне ностальгической концепции и посвящена выставка "Фарфор: белое золото Европы", на которой представлены не только уцелевшие статуэтки и настольные часы, но и изделия современных израильских и зарубежных художников в средиземноморском колорите. Можно порефлексировать и о галутных замашках и о лаконичных нормах бытия, о благородстве и престиже, о гендерных замашках и местной глине, трещинах и политике, о зарисовках в керамике и мини-скульптуре современной городской жизни, но рано или поздно утонченность тонкого фарфора, хрупкость позолоченных фарфоровых чашечек возьмут свое. Немного эстетики и буржуазности нам не повредят.

Photo: Haifa Museum Union

 

Музей Мане-Каца – "Еврейский авангард": Модильяни, Липшиц, Цадкин и другие. 


Где авангард, там и футуризм. Или модернизм. В 1909 году итальянский поэт Филиппо Моринетти объявил о создании футуристического движения западно-европейского модернизма и о духовно-культурной революции. Оставить такую декларацию без внимания не могли в первую очередь художники, ведь уже одни понятия футуризм и модернизм отлично ложатся красками на полотна и превращаются в авангард.

Photo: Haifa Museum Union

 

А уж коли речь идет о творчестве еврейских художников в Эрец-Исраэль и в Европе, то о еврейском авангарде, объявленным таковым современниками и позже искусствоведами. Футуризм стал платформой в борьбе против традиций - и в искусстве и в жизни, чему "поспособствовали" и Первая мировая война и Октябрьская революция. Первоначальная красочная забава, консолидировавшись, стала серьезным искусством, что и демонстрируется в Музее Мане-Каца, где на выставке "Еврейский авангард" представлены работы Модильяни, Жака Липшица, Осипа Цадкина, Бориса Аронсона, Виктора Браунера, Ханы Альтман, Натана Альтермана, Сони Делоне, Иссахара Рыбака, Антуана Певзнера, Эль Лисицкого, Ционы Таджер, Менахаема Шеми, Реувена Рубина и других, воспринимавших утопический новый мир, идеи "человека-машины" и "нового еврея" через геометрическую абстракцию, супрематизм, кубизм и экспрессионизм. Представьте все "измы", умноженные на талант, молодость, новые идеалы и национальный взывной характер – и тогда вы поймете, что новая выставка в музее Мане-Каца просто- таки пульсирует энергией красок и живописи, добавляя немало интересных фактов и о еврейском авангардном театре, о конструктивной сценографии Эль Ханани, Исраэля Пальди, Менахема Шеми и других.
Дополнительная информация - здесь.

Дом-музей Германа Штрука: "Штрук и Штейнхарт: учитель и ученик".


В доме-музея Германа Штрука проходят сразу две выставки, устроенные так, чтобы подчеркнуть преемственность в живописи. Штейнхарт был учеником Штрука, о чем и рассказывается на первой выставке. А вторая экспозхиция посвящана работам Дани Кермана, Авнера Каца и Моше Хофмана – ученикам Яакова Штейнхарта.

Диалог между Яаковым Штейнхардтом и Германом Штруком начался в 1907-м году в Берлине, когда Штейнхард стал учеником в граверной студии уже тогда известного Штрука и перенял его стиль и технику гравюры на камне.
Первые два десятилетия 20-го века оба художника обычно рисовали пейзажи - сельские или городские. Штрук много путешествовал по Европе и Америке, был и в Эрец-Исраэль и выпускал тематические альбомы гравюр и литографий. И Штурк и Штейнхардт служили в немецкой армии во время Первой мировой войны, повлиявшей на их решение переехать в Эрец-Исраэль. Штрук прибыл на Святую землю в 1922-м году, и Штейнхардт - в 1933-м году. В Израиле Штейхадт отказался от техники травления, занялся ксилографией - гравюрой по дереву, и художественные пути его и Штрука разошлись. Хотя оба занимались и живописью и рисунком, наиболее ярко талант и Штрука и Штейнхардта проявлялся в гравюре.
Дани Керман, Авнер Каца и Моше Хофман – ученики Яакова Штейнхардта.

Photo: Haifa Museum Union

 

Когда Яаков Штейнхардт приехал в Израиль, он уже считался видным представителем экспрессионизма. Многие стремились попасть к нему в ученики в 1934-м году он открыл свою "Студио", а позже начал преподавать в академии "Бецалель", директором которой был в период межу 1940-м и 1953-м годами. Он повлиял на творчество многих израильских художников, но в основном на своих учеников, учившихся в "Бецалеле" во второй половине 1950-х годов: Дани Кермана, Авнера Каца и Моше Хоффмана, привив им хорошее чувство юмора, драматизм линии и любовь к монохромности. Их собственный стиль, наследие немецкого экспрессионизма и увлечение деревянной гравюрой - отличительные черты выставки в Доме-музее Германа Штрука - в "Бейт-Штрук", охраняемым Советом по историческим памятникам, выстроенным в начале 1920-х годов Александром Бервальдом и долго принадлежавшего городской консерватории – в нем был расположен Центр музыки и художественного творчества. Что интересно – в подвальном этаже дома есть действующий резервуар, из которого все еще берут воду для бытовых нужд.

В музее пять лет назад была создана постоянная экспозиция, основанная и на коллекции произведений Штрука из Хайфского музея, и на частных собраниях (возможно, на собрании коллекционера произведений Штрука Мики Бранштейна). В Доме Штрука осталась мебель, личные вещи, тетради с эскизами, дневники путешествий Германа Штрука. На верхнем этаже "Бейт-Штрук" создан семинар печати, где преподавание ведется по разработанным им методам (у него, к слову сказать, учился не только Яаков Штейнхардт, но и Марк Шагал и Леонид Пастернак).
Дополнительная информация - здесь.

Музей архитектуры Мунио Гитая-Вейнрауба. "Индустриальный урбанизм". 


Есть ли еще место для промышленных зон в городах 21 века? Как в будущем в городском пространстве будут взаимодействовать индустрия и жители? Как технология меняет стратегии городского планирования? Как жизнь города влияет на дизайн промышленных помещений и как промышленность влияет на повседневную жизнь в городе? Какова связь между загрязнением окружающей среды, экологическим ущербом и эксплуатацией дешевой рабочей силы через два столетия после начала промышленной революции?? Этим и другим вопросам посвящена выставка "Индустриальный урбанизм" в музее архитектуры Мунио Гитая-Вейнрауба в Хайфе. Выставка открыта при содействии Массачусетского технологического института (MIT).

Photo: Haifa Museum Union

 

Сайт музея
Сайт выставки

Маша Хинич

Все фотографии предоставлены пресс-службой Объединения Хайфских музеев 

Источник: Маша Хинич
Comments system Cackle