Путешествие блогера к папуасам Новой Гвинеи на катамаране. Продолжение
Фото: Getty Images
Путешествие блогера к папуасам Новой Гвинеи на катамаране. Продолжение

В самом конце прошлого декабря, когда мы уже резали салат, охлаждали шампанское и готовились праздновать Новый год, блогер Саша Дзебисашвили совершенно неожиданно для семьи, друзей и даже для самого себя исчез. Взял билет на самолет и улетел в Джакарту. А неделю спустя Дзебик уже собирал из бамбука, резиночек, веревочек и надувных пузырей очень сомнительное плавсредство, на котором отправился вместе с храбрыми товарищами в плавание к райским островам у побережья Папуа. Продолжаем публикацию записок отважного путешественника о невероятных приключениях в стране папуасов. Начало здесь.

Фото: Getty Images

 

5 января, Соронг (Западное Папуа) 

Дом, где мы остановились, стоит на перекрестке у главной дороги города. В 6 утра (с рассветом) начинается движение. Очень шумно. Не у всех есть глушители (местные байкеры носятся на мопедах с прямотоком). С оглушительной музыкой и сиреной проезжают маршрутки. Светофор для местных водителей носит рекомендательный характер. Большой популярностью пользуются грузовики, в кузовах которых гремит музыка и сидят, а то и танцуют на ходу люди. Тем не менее ни одного ДТП пока не видел. В выходные движение, музыка, крики и взрывы петард не прекращаются всю ночь.

Нашего хозяина зовут Бени. У Бени жена, сын и дочка. Дочка в 7 утра идет в школу в форме, похожей на костюм жокея, возвращается в 11. Во дворе стоят застекленные торговые палатки на велосипедных колесах с ручками, как у тачки. Утром приходят торговцы и выкатывают их на дорогу. Жена Бени готовит сладкий напиток из бобов и торгует им из палатки. Они христиане. И надо сказать, что на Папуа мирно уживаются самые разные конфессии и много христианских церквей в отличие от Джакарты. 

Море в черте города грязное. Все помои сливаются туда. Канализация представляет собой систему бетонированных канав вдоль дорог, выходящих в речки и море. На берегу много мусора.

Погода терпимая: утром солнечно, около 25 градусов, днем много облаков +35, к 18 часам (к заходу солнца) дождь. Суточный график барографа повторяется, как сердечный ритм.

Вечером налетают комары. Не так чтобы много. Дома я на такое количество и внимания бы не обратил. Но здесь страшновато. Купил спиральки двух разных типов (метафлютрин и трансфлютрин). Комары чихать на них хотели. 

Сижу на стуле, машу вокруг себя двумя спиральками с разными действующими веществами, а они все равно меня кусают. Ноги и плечи искусали. Мелкие, бесшумные и очень верткие твари. 

Ночью жара. На полу стоит вентилятор и периодически обдувает палатку. Пот течет по телу и капает на спальник.

Денис напустил в палатку комаров. Я включил фонарик на телефоне и стал их ловить. От света они сразу прячутся по углам. Прибил трех насосавшихся. А Денис пьет таблетки от давления, и его комары не трогают.

 

6 января, Соронг (Западное Папуа)

Проснулся ночью по нужде и спугнул воришку, который на мой телефон нацелился. Открываю глаза, а в полуметре от меня сидит на корточках паренек и молнию на палатке расстегивает.

Обычно вход в помещение закрывается железным занавесом (раздвижная гармошка). Но сегодня, спасаясь от жары, наш самурай лег спать на крыльце, и дверь мы не закрыли. Жуткий храп Кена воришку не испугал. А пока я выбирался из палатки, он уже успел стырить телефон Ивана, заряжавшийся возле розетки, нож Стаса со стола и сбежать.

После корабля я почти выздоровел, но теперь опять заболело горло и появился сухой кашель, а сегодня добавился еще и насморк. Полощу горло фурацилином. Накупил сосалок от кашля, но от них толку мало.

Фото: Shutterstock

 

9 января, Соронг (Западное Папуа)

Поехав на мотоцикле за 100 километров от города, в лесной деревушке встретил частично голых папуасов. Фотографировать их постеснялся, зато они меня самого принялись фотографировать на свои айфоны.

Из проезжающих мимо джипов и минивэнов нам машут руками и кричат: "Хеллоу, мистер!" Иногда останавливаются, чтобы сделать селфи. Постепенно начинаю понимать, кто здесь папуас. Ведь это мы пирогу из бамбука мастырим.

Но народ общительный, открытый и доброжелательный, тебе постоянно улыбаются. Через два дня перестаешь обращать внимание на смуглые лица и чувствуешь себя как дома. Тем более что и на наших рынках лица похожие.

Асфальтированая дорога петляла по крутым склонам невысоких горушек, густо заросших циклопической растительностью. Особенно впечатляют огромные деревья в обрастаниях, зонтичные деревья, длиннющие пальмы, поднимающие свой хохолок метров на десять выше остальных деревьев, заросли бананов… В качестве лежащих полицейских через дорогу протянуты толстые канаты.

Выехал к северному побережью острова. Свернув с дороги и проехав через христианскую общину, попал на публичный пляж. Попробовал искупаться — зашел по колено в мутную воду и лег, а там шершавые обломки кораллов, покрытые водорослями, жгучими, как крапива.

 

11 января, Соронг (Западное Папуа) 

Сегодня 10 день стапеля, а мы все еще не можем выйти. Все делается невыносимо медленно. Стас неделю болеет гриппом. Он и до этого не торопился, а сейчас совсем затормозил. Никогда еще катамаран не собирали так долго.

Сборкой катамарана занимаемся в торговом зале бывшего магазина — 15х15 метров. Тут же стоят наши палатки, стол. Хозяева кормят нас два раза в день. Столь комфортные условия не способствуют быстрой сборке.

Среди прочего оказалось, что в комплекте для катамарана нет помпы. С огромным трудом нашли в магазинах игрушечную. Мотор снаружи заржавел. Два дня его отмачивал, раскачивал, развинчивал — заработал. Инструмент никакой, за любой отверткой приходится бежать в магазин, но отвертку хоть купить можно. Баллоны клеить надо, а клей старый. А здесь его не найти. Здесь в принципе нет надувных лодок.

На третий день сборов привезли бамбук. Еще день его сортировали, пилили, щепили. Денис бамбуковой щепой сильно поранил палец. Постоянные споры о продуктах, конструкции рамы и прочем. Набрали в шиномонтаже мотокамер и порезали на ленты для вязки рамы.

Потом Денис со Стасом наконец доспорили, что надо сварить уголки для тента. Это была уже суббота. Нашли металл, болгарку, сварщика — еще день.

То мы бамбук покупаем, то саморезы, то веревку, то отвертки, то хомуты, то ищем уголки стальные, потом ищем диски для болгарки, потом ждем сварщика...

У нас в комплекте НЕТ ЯКОРЯ!

К счастью, чудом, совершенно случайно удалось купить нормальную помпу для надувных лодок. В магазине, где мы уже спрашивали про помпу, и потом 10 раз заходили туда за всякой разностью, я вдруг краем глаза заметил в темном и грязном углу знакомый предмет. Продавцы даже не знали, что это такое. Но нашу заинтересованность они оценили достойно.

Цены на Папуа в 1,5-2 раза выше, чем на Яве. За душную комнату с двумя кроватями, без окон, с вентилятором и удобствами в общем коридоре здесь берут столько же, сколько за номер с 3-х спальной кроватью в гостинице в Суробае. Там потертая комната еще сохранившая остатки былой роскоши, с кондиционером и душевой стоила нам 300 000 рупий (25 долларов).

В Соронге двухкилограммовая связка бананов стоит 15 000 рупий, ананас — 10 000, манго — 25 000. Проезд в маршрутке — 5000 рупий.

Тапочки не купил — нужных вообще нет, а те, что более-менее, очень дорогие, кеды жмут, а размеры в магазинах не превышают 41. То, что больше, уже экзотика.

Позавчера достроили лодку, вчера покупали продукты и паковали. Все надеялись, что сегодня отплывем — но нет. Сегодня вдруг Стас решил купить пластик и привязать его на палубу. Короче, целый день потеряли на всякие улучшения, без которых можно было обойтись или их сделать потом.

Фото: Shutterstock

 

12 января, море, остров Pulau Selapan

Около 10-ти вышли в море. Подъем был в 4 утра. Затем несли катамаран по дороге метров 300. Затем таскали вещи. В порту множество совершенно одинаковых рыбачьих шхун. Их мачты поддерживают широченные балки с аутригерами. У заправщика стояла мегаяхта. Вечером видели ее мачту в море.

Катамаран на моторе идет около 6 километров в час. На мелководье вбиты колья с сетями. Прошли между островами. Встали на острове Pulau Selapan. Приходится искать место, где морской накат слабее. И вдруг вот оно, настоящее баунти — пальмы, пляжи, домики на сваях, голубая на мелководье вода.

В море рыбаки на узких лодках с аутригерами ловят на перемет. Косяки рыбы у поверхности, и вода там будто кипит. Видел, как из воды разом выпрыгнула целая туча мелких рыбешек, а вдали метра на три подлетела огромная рыбина размером с человека. И на пляже, и в траве между деревьями кучи нор, в которых сидят крабы. Некоторые норы диаметром сантиметров в десять. Когда идешь по тропинке, то трава перед тобой непрерывно шевелится от разбегающихся ящериц и крабов.

Наконец-то обновил ласты и маску. Вслед за товарищами полез в теплую воду посмотреть на кораллы. Погрузиться в плотную соленую воду оказалось проблематично. Лежишь на животе и хлопаешь ластами по поверхности. Потом меня научили высовывать из воды задницу, чтобы притопить все остальное.

На белом песчаном дне стоят огромные кораллы, а в них и вокруг толкутся разнообразные рыбешки. Многих из них я раньше видел только в аквариумах.

К ночи пошел теплый дождь, и я с удовольствием воспользовался им, чтобы принять душ и постираться.

Комариков на острове хватает, но тут спиральки помогли хорошо.

 

13 января, море острова Pulau Batanta и Ayemi

Отклеился в море сосок правого баллона, и при вытаскивании на берег сломали бамбуковый стрингер. Всю ночь шел дождь, и наполнившийся водой тент сломал стойку. А утром Денис, вылезая из палатки, сломал еще одну.

Перешли пролив и встали в заливе острова Pulau Batanta на маленьком островке Ayemi.

Снаружи залива не слабый накат. Внутри тихо, есть деревня, но нет хороших стоянок. Или заросли спускаются к самой воде, или глиняный обрывчик с корнями, а где небольшой пляжик, так там пальмы с кокосами и болото. Кокосовые пальмы — это конкретная опасность. Мы уже не раз слышали глухой удар упавшего кокоса. Если бы на голову Ньютону упал кокос — кокос бы открыл голову.

Фото: Shutterstock

 

14 января, море, острова Salavati и Batanta

Всю ночь и даже утром лил дождь. Днем без осадков. Слоистые и высоко-кучевые облака. Ветер SW 5-7 м/с. Ремонтируемся.

К длинной палке привязали резиной купленный мной в Джапаре паранг (кривое мачете) и срезали несколько низко висящих кокосов. Несмотря на то что почти все пальмы до самого верха обезображены зарубками, по которым аборигены залезают за кокосами, мне лезть на пальму не захотелось.

Немного гуляли по острову. Увидели, как растут мангры. По песку прыгали пучеглазые рыбки — илистый прыгун. А против течения на боку плыли рыбки, похожие на опавший лист. Над лагерем летала огромная бабочка орнитоптера. Иван нас просвещает по части флоры и фауны.

Максимум прилива в 18 часов. Следующий прилив, меньше, в 6 часов. На отливе течение в широкой части пролива между островами 2-3 километра в час.

 

15 января, море, острова Batanga и Wruwarez

Вышли в 9.30. Облачно с прояснениями. На востоке дождевой фронт. Ночью дождя не было. Суточные колебания давления около 5 миллибар, однако среднее давление снижается на 3 миллибара в сутки.

Днем обошли остров Batanga против ветра в 10 м/с и вошли в глубокий залив с севера. Чтобы посмотреть берега, обогнули остров Wruwarez, отделенный от острова Batanga узким проливом с юга. Берега крутые, густо заросшие лесом. К воде спускаются либо невысокими обрывами с корнями и нависающими деревьями, либо мангровыми зарослями (густые кусты на мелководье в соленой воде). Пристать негде. Пляжи только там, куда приходит накат с моря, и все заняты хоумстеями (homestay).

В глубине залива видели несколько больших белых какаду, перелетавших с дерева на дерево или летевших вдоль леса.

Пока искали стоянку, начало темнеть и пошел дождь. Вперлись на узкую полоску песка подле хоумстея на острове Birie и втащились в лес. Расположились на тесной площадке со старыми досками в 20 метрах от крайнего дома. Не без мата поставив палатки, спрятались от дождя, бросив катамаран на авось. Всю ночь дул ветер и лил дождь. К утру дождь опять сломал каркас тента, а заодно и привязанный к нему спиннинг.

 

16 января, море, остров Jerief

Пасмурно, ветер NW 5 м/с (в рожу).

Пришла делегация из хоумстея в количестве восьми человек, и все с рациями. Попросили нас здесь не жить.

Ремонт тента и сборы заняли часа четыре, но мы все равно забыли на берегу мешок с мусором и колышки от палатки.

Часам к четырем пришли на остров Jerief. С южной стороны здесь тоже хоумстей, встали с востока на шикарный пляж, закиданный обломками кораллов и раковин. На берегу роща казуаринов, похожих на лиственницы с очень длинными иголками. На верхних ветвях висит множество крыланов — летучих лисиц. Они похожи на летучих мышей, но с размахом крыльев в метр и рыжим туловищем. Настоящие горгульи. Некоторые спят завернувшись в крылья, некоторые хлопают крыльями и громко выясняют отношения, лазают по веткам. Напомнили мне ворон. И еще больше стали походить на воронье, когда с заходом солнца поднялись тысячной стаей и начали кружить вокруг острова. Иван объяснил, что они питаются плодами деревьев.

Наконец у нас красивая стоянка с костерком. Комаров нет. На берегу нашел обломки красных кораллов. Плавая возле берега с маской, любовался большими "аквариумными" рыбами. Возле самого берега видели трех маленьких акулок (меньше метра). Хищный Кен отодрал и вытащил на берег три огромные раковины тридактана, размером с голову. Позже видел раковины на берегу размером сантиметров по 70. Мне было жаль моллюсков, но их разбили и съели. Весьма скромное количество съедобного по сравнению с размером раковины.

А с наступлением темноты мы стали свидетелями необычного зрелища — деревья вокруг нас вдруг вспыхнули тысячами светлячков, словно новогодние елки. Они кружились как искры от костра, затухая и снова вспыхивая с частотой около 1-2 герца. Иногда все начинали моргать почти синхронно, усиливая сходство с новогодней елкой. Иван рассказал, что это у них такие брачные игры, а частота мерцания отделяет один вид от другого. Так они распознают кто свой, а кто чужой.

(Продолжение последует) 

Материал подготовил Петр Каменченко

Comments system Cackle