Там, где замуровали Ирода. Что посмотреть в Гуш-Эционе
Фото: tourism.zahav.ru
Там, где замуровали Ирода. Что посмотреть в Гуш-Эционе

Ехать ли на выходные и праздники в Гуш-Эцион? Ехать и еще раз ехать. Ну да, он за "Зеленой чертой". Так что? Уже приходилось писать, что, быть может, главный враг еврейского присутствия в Иудее и Самарии - не арабы, не руководство ПА, не израильские ультралевые и даже не мировое общественное мнение, а то, что мы мало знаем, что там реально происходит. Ликвидируем этот пробел.

 

На водоразделе 

Даже среди израильтян полно таких, кто чаще бывает на Манхэттене, чем в Гуш-Эционе. И это израильтяне. Что тогда говорить об иностранцах?

Такая мысль приходила в голову при виде того, как группа иностранных журналистов, расположившись на небольшой смотровой площадке у римской мили внимала словам нашего гида - доктора Арье Ротенберга. Кстати, отдельное за него спасибо организаторам ханукального пресс-тура из правительственного пресс-бюро. Уже сколько дней с Хануки прошло, а впечатление от высокого класса его работы до сих пор не изгладилось. Точное понимание специфики своей аудитории – качество, которое среди экскурсоводов встречается гораздо реже, чем эрудиция.

Иродион. Таких красивых мест не так много даже в Израиле. Но начнем мы не с него. Все по порядку.
Хевронское нагорье. Это к югу от Иерусалима. При большом увеличении виден район - точно не знаю, что это, Гило или Хар-Хома. И здесь довольно высоко - 750-950 метров над уровнем моря. Зимой бывает снег.
И да, это за пределами
Арабские деревни вокруг.
Но обстановка спокойная. Это Кфар-Эцион.

 

Иностранная пресса была представлена, конечно, не CNN и Fox News. Тех такие экскурсии не интересуют, они новости сами делают. Здесь были рядовые представители журналистского корпуса, большей частью, из Японии, Кореи, Китая, Таиланда, немного из Европы (плюс несколько израильтян). Они добросовестно все записывали, а я пытался представить себе, что творится в их головах.

Не знаю степень осведомленности, конкретно, каждого из них. Но типичные ошибки иностранцев вот каковы.

Во-первых, у них часто возникает странное представление, что территория за Зеленой чертой – это какой-то сплошной анклав, где не протолкнуться, как в Газе. Но нам сейчас открывались пустые каменистые склоны со следами террасового земледелия, - и это здесь, в Гуш-Эционе, где все возделано, а севернее Иерусалима между деревнями – вообще пустыри. На самом деле застроены только 7 процентов территории Иудеи и Самарии.

Во-вторых, многие, не бывавшие здесь, представляют себе, что здесь все кипит и клокочет, горят покрышки, летают коктейли Молотова... А тут – тишина, и вдруг – раз! Рев моторов. Кто там, ЦАХАЛ на бронированных джипах? Нет, группа туристов на "Полярисах" - это такие небольшие открытые двухместные автомобильчики.

Туризм - первый признак нормальной, налаженной жизни. Многие сюда ехать не хотят – из боязни или по идеологическим соображениям, - а зря. Здесь первоклассный туристический район с такой же инфраструктурой, как и везде: археологические парки, экскурсии на джипах или верхом, пэйнтбол, художественные галереи, винодельни и, конечно, хорошие рестораны. В одном из них на ферме Сде Бар (этот ресторан славится своими сырами) наш пресс-тур впоследствии и завершился. А выступивший за ужином генеральный директор министерства по делам Иерусалима и национального наследия, бывший посол Израиля в Казахстане Ран Ишай нам сообщил, - может быть, несколько в сторону от темы, но просто грех было не воспользоваться моментом и не развеять еще одно всеобщее заблуждение:

- Двести тысяч арабов Восточного Иерусалима сейчас просто счастливы от заявления Дональда Трампа. Потому что оно для них означает, что они смогут остаться израильтянами.

Если же говорить об историческом туризме, то он в этом районе даже перспективнее, чем везде. 80 процентов событий, упоминаемых в ТАНАХе, произошло на территории Иудеи и Самарии, и лишь 20 процентов – в пределах "Зеленой черты".

А как здесь тихо, особенно – по сравнению с парками в районе Тель-Авива, где на каждый дунам травы приходится по десять мангалов!..

Тихо, да не совсем. Автобус, который нас сюда привез, был с двумя задними осями, а не с одной. Почему? Потому что он был бронированным, а такой автобус почти на 20 тонн тяжелее обычного. Да, здешняя жизнь не похожа на расхожие представления о ней, но благостную картинку рисовать тоже не стоит.

Доехав по шоссе номер 60 до Эфрата, наш утяжеленный автобус свернул направо, на шоссе 367, еще раз направо в сторону поселения Рош Цурим. Наконец, с явным усилием вывернул на дорогу, которая оказалась, почему-то, не асфальтовой, а грунтовой, вернее, насыпной из белого камня. На ней нас и высадили у каменного столба, на которого мы, добирайся мы сюда сами, вряд ли обратили бы внимание.

Наверное, только по-настоящему исторические достопримечательности могут позволить себе быть такими неброскими. Это был участок знаменитой "Дороги праотцев", которой больше 4000 лет, по которой ходил еще Авраам, ходил Яаков со своим семейством. Так, как сейчас, дорога выглядела во II веке нашей эры, при римлянах. Они и установили мильные столбы.

Вообще, читатель, живо ли в вас это детское изумление, что вот оно, то, что я мог видеть когда-то лишь на картинке в школьном учебнике, - сейчас передо мной воочию, как есть, это можно потрогать… Если нет, если вам кажется, что вы выросли из этого удивления, то вы, наверное, больше потеряли, чем приобрели. Во мне оно не умерло, хоть иногда и не сразу "пробивает". Поэтому пишу с восторгом: да, вот по этой самой дороге до нас топали римские солдаты, отсчитывая милю за милей (римская миля – 1400 метров). Столб, у которого мы слушали объяснения Арье Ротенберга, был обозначен как двенадцатый (из них найдено 5), считая от Дамасских ворот в Иерусалиме.

То есть, виноват, Иерусалима тогда не было, был город Илия Капитолина. После поражения еврейского восстания 70 года Нашей эры, и после поражения восстания Бар-Кохбы (132-135 годы) названия поменяли. Тогда даже следование еврейским традициям преследовалось. Но почему-то римляне пощадили придорожную микву с проточной водой времен Второго Храма, в которой путники могли совершить омовение по пути в Иерусалим. Четко видны были две арки - раздельные вход и выход, чтобы уже очистившиеся не смешивались с "нечистыми".

 

Следующим пунктом был знаменитый дуб в поселении Алон Швут. Вообще "сюжет" нашей поездки получился чем-то похожим на программу концерта, когда перед тем, как на сцену выходит звезда, сначала долго-долго выпускают на разогрев публики кого-то послабее. Конечной целью маячил Иродион, и он был, конечно, вне конкуренции. Но по отношению к другим местам, которые мы посетили, это было не совсем справедливо. Здесь тоже есть что посмотреть. Один водовод Беар, некогда питавший водой Иерусалим, чего стоит.

Вот тоже загадка. Ученые до сих пор не могут понять, как древним инженерам в отсутствие современной тригонометрии с синусами и косинусами удавалось соблюсти такой микроскопический уклон для стока воды. Мы на Беар в этот раз не ездили, мы смотрели дорогу. Но и она - загадка. Ученые уже выяснили, что даже будь у римлян компьютеры, они не сумели бы проложить ее в горах лучше, чем они сделали. Как?

Впрочем, может быть, как раз тут есть подсказка: водораздел. Гуш-Эцион находится на высоте 700-950 метров над уровнем моря, и дорога проходит по водоразделу. Поэтому отсюда открывается такой восхитительный вид в обе стороны: мало одного дня на Гуш-Эцион, мало!

Ладно, Алон Швут. Поселение, которое считается одним из центров религиозного сионизма. Этому дубу больше 600 лет, как объяснил наш гид, - мы просто не умеем определять возраст более старых деревьев по годовым кольцам, - и он считается символом возвращения евреев в оставленный в 1948 году Гуш-Эцион после победы в Шестидневной войне.

 

Тема возвращения была развита на третьей нашей остановке, - у мемориального комплекса в Кфар-Эцион с сохранившимися бетонными укрытиями со средами пуль. Времени на это не пожалели, показали почти часовой игровой учебный фильм о том, как весной 1948 года в начале войны за независимость жители Кфар-Эциона, отправили в Иерусалим женщин и детей, а сами пытались защитить свое поселение от толпы погромщиков из окрестных арабских деревень, которые наступали при поддержке арабского легиона.

 

- Как мы тогда боролись за наше присутствие здесь, так и сейчас продолжаем бороться, - подвел итог наш гид.

После таких слов коллеги наши просто обязаны были стать убежденными сионистами.

Ну, а если серьезно... Не знаю, насколько трезвым был взгляд конкретно этих людей на наши реалии, насколько заморочены были магическими словами "оккупация" и "строительство в поселениях". Но в целом это было здравой идеей - показать им, что, когда Израиль взял под контроль Иудею и Самарию, это было именно возвращение, а не захват чужого, - что евреи задолго до 1967 года умирали за эту землю. В Кфар-Эционе тогда погибло 250 человек. Фильм, конечно, наивный, и в скептически настроенном Тель-Авиве он вызвал бы смешки. Но здесь, в прямой видимости от сразу нескольких арабских деревень, все воспринималось несколько по-другому.

 

 

Так где замуровали Ирода 

Иродион спутать с чем-либо невозможно. Это гора напоминает потухший вулкан. Верхушка ее кажется срезанной, как Масада. На самом деле Ироду наоборот, пришлось дополнительно насыпать гору до высоты 760 метров над уровнем моря, это дает контроль над местностью по обе стороны от водораздела.

 

Иродион - единственный в мире топоним, носящий имя царя Ирода. Других имен собственных нет. Зато нарицательных – хоть отбавляй: "замуровали ироды", "нельзя молиться за царя-ирода" … И все с маленькой буквы, и даже спеллер не возражает.

Как бы в оправдание Ирода называют великим строителем. Это правда, но так можно впасть в другую крайность: строительство начинает казаться чуть ли не главным содержанием эпохи его правления (40 – 4 годы до нашей эры). Хотя на самом деле на долю Ирода выпало и много другого. Ему пришлось и завоевывать Иерусалим, и бежать из Иерусалима. И он хорошо усвоил, как важно иметь надежно укрепленную резиденцию вне стен города, и желательно, ближе Масады. И в 20-23 году до нашей эры построил Иродион в 15 километрах к югу от Иерусалима.

Сейчас здесь жемчужина Гуш-Эциона, туристический комплекс, принимающий больше 100 тысяч туристов в год (работает по субботам) Добираться сюда из Иерусалима надо по дороге номер 398, выезд на Хар Хома, а из Тель-Авива – по шоссе номер 60, затем по дорогам 3157 и 356.

Со смотровой площадки у туристического центра открывается великолепный вид на россыпь арабских деревень и белые кварталы Иерусалима на горизонте. Но мы не ради красивых видов сюда пришли. Надо подняться еще на 200 каменных ступеней, и тогда перед нами откроется небольшая площадь и на ней круглая крепостная башня высотой 17 метров (когда-то – 40 метров), три полукруглые башни поменьше, участок двойной стены цилиндрической формы и многочисленные колонны в античном стиле. У стены работают археологи: раскопки продолжаются.

 

Открывали Иродион так. В 1962—1967 годы здесь копали монахи-францисканцы, но ничего не нашли, а может быть, нашли, но никому ничего не сказали и до сих пор не признаются. С 1972 по 1988 год, а затем с 1997 года изучение Иродиона связано с именем профессора Еврейского университета Эхуда Нецера. Он погиб здесь же 25 октября 2010 года – нелепо, трагически, но в чем-то – как настоящий археолог: упал с лесов.

В этот период и явилось на свет все, что на Иродионе можно видеть сейчас: жилые комнаты, бесчисленные подземелья, винные погреба, колодцы и цистерны для воды, запасы которой позволяли выдержать любую осаду. Воду доставляли рабы из колоссального бассейна глубиной 4 метра у подножия горы, куда она подводилась по акведуку из района нынешнего поселения Эфрат. Этот бассейн раскопан, его хорошо видно сверху. Помимо этого туристам обязательно показывают купол с круглым отверстием посередине, потому что он, может быть, самый древний в мире. Повсюду черепки расколотых, но сохранивших форму сосудов и камни, служившие ядрами для метательных орудий…

Иродион знавал и бои. В 66 году нашей эры его заняли участники Великого еврейского восстания. Археологи изучили систему их тайных фортификаций, а также те ходы, которые прорыли в 132 - 135 годы повстанцы Бар-Кохбы. Сантиментов по поводу величия архитектурного замысла Иродиона ни те, ни другие не испытывали, и разрушили своими тоннелями немало жилых помещений и водосборников.

Впрочем, Иродион разрушался не только в результате боев, пожаров и землетрясений. В византийскую эпоху из здешних камней было построено три церкви, а позже арабы таскали отсюда камни на строительство своих домов. Обо всем этом наш гид рассказывал нам охотно. А вот от расхожей легенды о том, как Ирод убил свою жену Мирьямну и хранил ее тело в меду, - он как-то уклонился. Видимо, для него это была какая-то попса.

Потом мы вновь спустились почти к подножию горы, и оказались перед изумительно красивой башней мавзолея, восстановленной по макету. Рядом – обломки саркофага или нескольких саркофагов. В 2007 году профессор Эхуд Нецер подарил миру археологов сенсацию века: по его словам, ему удалось найти на Иродионе могилу Ирода. 

Фото: tourism.zahav.ru

 

Заявление профессора было встречено скептически. На могиле не найдено ни золота, ни драгоценностей, ни соответствующей символики, генетический анализ останков тоже не проводился. Эхуд Нецер в ответ ссылался на слова Иосифа Флавия о том, что Ирод завещал похоронить себя именно на Иродионе. И даже то, как варварски, явно специально был разрушен саркофаг, свидетельствует, по мнению профессора, в пользу его версии, так как повстанцы ненавидели Ирода и все, что с ним связано. Спор продолжается до сих пор.

Тем временем стемнело и пришло время зажигать очередную ханукальную свечу, напоминаю, что поездка наша пришлась на Хануку.

 

Ханука в Иродионе, с ума сойти!

Во-первых, как я уже говорил, это вообще удивительно осознать, когда какое-то абстрактное слово вдруг оказывается именем конкретного человека, который здесь жил, который это все приказал построить, останки которого, быть может, до сих пор находятся здесь. И все это происходило на самом деле! Это можно очень хорошо здесь почувствовать. Впрочем, мы уже условились, что если читателя на такое удивление не пробивает, нет смысла ему это навязывать.

Но я в данном случае о другом. Вот объясните мне, не историку, как так? Ханука – праздник победы Хасмонеев, не так ли? А Ирод - он же фактически покончил с наследием Хасмонеев. Вот здесь же мы видим, какой образ жизни он вел. Устроил здесь римские термы (бани) со всем, что полагается: тепидариум (теплая сухая комната), калдариум (горячая влажная комната с подогретым полом и ваннами из цельного мрамора) и фригидариум (холодная комната) … Театр построил - специально к визиту высокопоставленного чиновника из Рима Марка Агриппы, сподвижника императора Августа Октавиана. Того самого, кто, согласно преданию, потом сказал: "Лучше быть свиньей Ирода, чем его сыном". Позже еврейские повстанцы превратили театр в синагогу добавив туда сидений.

И сам Иродион, где мы зажигали ханукальные свечи в честь победы Хасмонеев,  был построен на том самом месте, где Ирод при поддержке римлян разбил в 37 году до нашей эры в решающей битве последнего хасмонейского царя Матитьягу Антигона II. Тот, правда, и сам с ним воевал, заключив союз с парфянами, так что не нам сейчас судить, кто прав.

Я к тому, что вот как причудливо у нас все переплелось. Этот спор евреев между собой, конечно, вряд ли будет понятен японским и китайским журналистам. Но если они вынесли из этой поездки ощущение, что в наших краях все намного сложнее, чем кажется, - уже хорошо.

Вадим Найман

Фото автора

(Продолжение просмотра)

Comments system Cackle
Загрузка...