Европа в Галилее. 1001 причина посетить Маалот и Таршиху
Фото: tourism.zahav.ru
Европа в Галилее. 1001 причина посетить Маалот и Таршиху

Все новые города Галилеи втягиваются в турбизнес, пытаясь конкурировать с уже существующими туристическими аттракциями, раскрученными и прославленными. Есть ли у них шанс перенаправить к себе поток туристов?

Допустим, вы поехали на праздник на север страны. И оказались в городке под названием Маалот-Таршиха. Городок вам понравился, он не может с первого раза не понравиться.

Город Маалот очаровывает с первого взгляда.
А рядом арабская Таршиха - удивительное место, которое кажется уголком Европы. Улицы здесь по-европейски чисты.
Допустим, мы приехали сюда, были очарованы и решили здесь остановиться. Что здесь есть посмотреть? Сколько времени можно провести, пока не станет скучно? Этот вопрос журналисты задали мэру города Шломо Бухбуту.
И он рассказал нам немного об истории этого города. Маалоту в этом году исполнится 60 лет.

 

И у вас возникла идея остановиться там, а не ехать дальше.

Резоны, чтобы остаться: там, где раскрученные аттракции, которые у всех на слуху, там пробки, стоянки забиты, дым от мангалов, мусор.

Резоны, чтобы уехать: вы ничего не знаете про Маалот-Таршиху. Есть ли здесь что-нибудь интересное, ради чего стоило бы остаться.

Мы немного поспорили об этом с многолетним мэром объединенного города Маалот-Таршиха Шломо Бухбутом, часто употребляя модное слово "бренд". Что такое туристический бренд? Это какое-то привычное, раскрученное название, за обязательно которым кроется изюминка. То, что есть только здесь, из-за чего люди готовы если не лететь за тысячи километров, то хотя бы ехать два часа на машине из центра страны.

- Хайфа – бренд, Акко – бренд, Назарет - всемирно известный бренд. Цфат, Хамат-Гадер, водопад Баниас, Рош ха-Никра с ее водяными пещерами, все это бренды. А как представить читателям ваш Маалот? Или задам вопрос по-другому: сколько времени может провести турист в вашем городе, пока ему не станет скучно?

- Ему не станет скучно. От нас очень быстро можно доехать до тех мест, которые вы назвали, - отвечал Шломо Бухбут.

- То есть, Маалот-Таршиху можно позиционировать ваш город как "спальный район" для туристов, приезжающих в Галилею?

- Не только. Оцените, какая у нас тишина, какие чистые улицы. Это же уголок Европы в Галилее! Чтобы почувствовать себя в Европе, не надо никуда лететь, достаточно приехать к нам.

- Допустим. Еще?

- Вот пример. Я приехал в Маалот еще подростком. Через какое-то время мне понадобился парикмахер. Оказалось, что в городе нет парикмахера, все жители Маалота ходили к арабскому парикмахеру в Таршиху. И никто не видел в этом ничего особенного. Вот наш главный секрет: здесь евреи мирно живут рядом с арабами. Вы можете назвать другой такой двунациональный город?

Беседа прерывалась жителями Таршихи, по улицам которой мэр водил нашу группу журналистов. Увидев мэра, они подходили, чтобы обсудить какой-то вопрос или просто поздороваться. И тоже, судя по всему, не видели ничего необычного в том, что их мэр – еврей.

 

Вообще-то, при туристах об этом не говорят. Национальное в туристическом бизнесе рассматривается как источник экзотики, и многое держится на взаимном согласии отложить разногласия и конфликты в сторону, не упоминать о них. Но в Маалот-Таршихе подобные разговоры явно не возбранялись, и стоит рассказать подробнее об этом городе.

Слово Маалот означает "высоты". Городок находится в Западной Галилее, в 20 километрах восточнее Нагарии (ехать по 89 шоссе) и на таком же расстоянии к северу от Кармиэля (шоссе 85, затем 854), в лесистых горах, на высоте от 400 до 600 метров над уровнем моря. Чуть ниже, чем Иерусалим. Но здесь более влажно, это одно из тех мест, которые претендуют на титул "израильской Швейцарии".

Вернее, здесь два городка с общим населением чуть больше 20 тысяч человек: Маалот и Таршиха. Арабская Таршиха упоминается в летописях с XIII века. Маалот появился в 1957 году как перевалочный лагерь для репатриантов из Румынии и Марокко. О тогдашней жизни можно узнать в музее основателей Маалота имени Яакова Хазана. В можно посмотреть на свитки Торы в шкафу, старая радиола, ножная швейная машинка "Зингер", корыто для стирки с баками для горячей воды, которые нагревает примус, столик в виде восьмиугольной звезды для какого-то кофейного ритуала... Достаточно типичный набор, интересный для тех, кто фанатеет от всякой домашней утвари уходящих времен. 

Но, со слов рассказчика, выходило, что здесь с самого начала все шло не так, как бывает в репатриантских городках на периферии, многие из которых со времени становятся достаточно депрессивными. Но это и не "заповедник" для богатых, навроде Кфар-Шмарьягу. Промзона здесь небольшая, но в нескольких километрах - промышленный парк Мигдаль Тефен с его высокими технологиями. Объясняя успех Маалота, наш гид по музею тоже сказал такое, что туристам из соображений политкорректности обычно не говорят, но здесь прозвучало уместно:

- Предприимчивость румынских евреев и трудолюбие марокканцев нашли друг друга…

В центре Маалота много скульптур, - хоть и большей частью, абстрактных, как у нас принято, но можно подивиться смелости городских властей, учитывая неоднозначное, мягко скажем, отношение к скульптуре в определенных израильских кругах. Этому есть объяснение, но о нем - чуть позже. Современные путеводители обязательно указывают, что сейчас значительный процент Маалот-Таршихи составляют репатрианты из СНГ (ну, как же без нас-то), многие из которых – люди творческих профессий. Мы успели посетить местный музей современного искусства, где выставлялись работы Симы Левин, приехавшей в Израиль из Кишинева в 1974 году. Экспонаты лежали на чем-то похожем на грядки и были выполнены в странной технике, - как будто кто-то сумел изготовить из фарфора цветы и опавшие листья. Или наоборот – взял цветы и листья и сделал их фарфоровыми. Висят таблички "не трогать", эти белые фарфоровые растения очень хрупкие.

Таршиха напомнила Эйн-Керем, - то ли рельефом, то ли обилием мест, где вечером можно хорошо посидеть и послушать музыку.

 

Владелец одного из заведений, оформленного под современный бар, но очень древнего, о чем указывала мемориальная табличка у входа, с готовностью сыграл нам на лютне. Затем нам показали греко-католическую церковь Сент-Джордж – подчеркнуто скромную, с невысокой колокольней. Самой примечательной деталью внутреннего убранства был толстый канат, который спускался из какого-то люка. Церковный староста объяснил, что таким образом он может одновременно выполнять обязанности звонаря, после чего попросил:

- Мы рады гостям, но всегда всех просим не закидывать в церкви ногу на ногу.

- Почему? – удивились журналисты. Кто-то решил, что подобная вольготная поза выражает непочтение, кто-то – что закинутые одна на другую ноги образуют крест, что в церкви неуместно. Оказалось, дело в другом:

- У нас, арабов, показывать подошвы – проявление неуважения. Когда вы забрасываете ногу на ногу, ваши подошвы оказываются на виду…

 

"У нас, арабов". Так мы вернулись к вопросу добрососедства. В единое муниципальное образование Маалот и Таршиха слились в 1963 году, что само по себе – шаг необычный. Но, что еще удивительнее, по словам мэра (что подтвердили и беседы с местными жителями), слившись, эти города существуют, не смешиваясь. Маалот остается Маалотом, а Таршиха – Таршихой. То есть, административная единица одна, но евреи живут с евреями, а арабы с арабами.

Если это действительно так, это интересно. Во-первых, это очень разумно - жить раздельно. Психологи говорят, что и в семье отношения лучше складываются, когда у каждого есть своя отдельная комната. А здесь ведь все-таки, не семья, не будем забывать, в какой реальности мы живем. И если присмотреться к другим городам, мы увидим, что там, где с этим более-менее благополучно, там примерно такой же расклад, как в Маалот-Таршихе и реализуются. Увы, в большинстве городов со смешанным населением подход к этой проблеме другой.

Во-вторых, очень интересно, как это достигалось. Чисто административные запреты здесь не работают. Слишком сильны у нас сторонники той точки зрения, что в вопросе о том, кто где может селиться таких слов, как "еврей" и "араб" вообще не существует. Употреблять не политкорректно. Благодаря этим деятелям, неизменно проваливаются попытки создать какое-то подобие "приемной комиссии" в еврейских поселках. На практике же получается, что еврей, если он не Бенни Моррис, в арабском квартале никогда не поселится, такое и в голову никому не придет. А вот арабы селятся везде. И евреи в таких городах, как Лод или Иерусалим, ощущают с их стороны серьезное демографическое давление. О добрососедстве там можно говорить только как о возможности замести национальные конфликты под ковер и на время забыть о них.

В Маалот-Таршихе это, очевидно, не так. Значит, в отношениях между еврейской и арабской общиной можно говорить лишь о добровольно взятых на себя обязательствах. Это, возможно, даже не проговаривается вслух, но это все понимают как нечто само собой разумеющееся, как вежливость, как хороший тон. Это обязательство - не навязывать свое присутствие друг другу. Когда каждая из сторон уважает свою и чужую территорию, нет никаких проблем в том, ходить друг к другу в гости.

Можно ли сказать, что Маалот-Таршиха – слепок того несбывшегося Израиля, о котором до сих пор мечтают деятели вроде Ури Авнери? Каким Израиль мог бы быть, если бы история пошла по другому пути, и каким он, может быть, еще станет, если каким-то чудом восторжествует разумное начало и настанет мир? Трудно сказать. Здесь надо внимательно изучать историю. Вспоминать, как отразилась на отношениях между жителями города трагедия 1974 года, когда пришедшие из Ливана боевики НФОП захватили заложников в местной школе. Но если здесь действительно реализован принцип раздельного существования евреев и арабов на основе взаимного согласия, это действительно самая большая экзотика Маалот-Таршихи, и сюда стоит приехать, ради того, чтобы на это посмотреть.

Другое дело, что подавать сосуществование, "ду-киюм", coexistence как туристический бренд… Как-то уж слишком смело. Поэтому мы все-таки продолжали спрашивать мэра Шломо Бухбута, что еще есть в Маалот-Таршихе, чтобы можно было рассматривать город не только как перевалочный пункт к другим достопримечательностям, но провести здесь нескучно целый день.

- Вот достроим парк на озере, и тогда можете провести здесь хоть три дня, скучно не будет.

Да, об этом нельзя не сказать, возможно, речь идет о настоящей революции местного масштаба в сфере туризма. Дело в том, что с некоторых пор в Маалот-Таршихе есть озеро. Оно называется Монфор. Замок крестоносцев Монфор, который здесь, неподалеку, все знают, а вот насчет озера многие не в курсе. И напрасно, в Израиле не так много горных озер. Ради него одного стоит приехать сюда.

 

Пусть на самом деле это не озеро, а пруд на пересыхающей речке Пкиин, так что? В Израиле многое начиналось как искусственное, а теперь не отличишь от настоящего. Здешний лес, например.

Главное, что с появлением озера Монфор туристическая зона Маалот-Таршиха приобретает законченность. Оно - ее естественный центр. Поэтому первым делом нас повезли туда. Сезон еще не начался, и утки спокойно плавали по озеру. Утки побольше скопились у причала, - это были ярко раскрашенные водяные велосипеды с таким утиным профилем.

В Песах здесь будет шумно. Ярмарки, уличные представления и концерты для взрослых и детей, клоуны, фокусники, мини-зоопарк, игры, конкурсы для всей семьи, музыкальный уголок, мастер-классы, а для тех, кто не любит организованного отдыха – просто барбекю на природе. Но ключевое мероприятие – международный фестиваль-симпозиум скульпторов "Эвен ха-Галиль" ("Камень Галилеи"), который пройдет на берегу озера Монфор с 12 по 15 апреля. Вот про это мероприятие действительно можно сказать, что, благодаря ему, Маалот получил международную известность. 

Площадка для фестиваля напоминала территорию бетонного завода, такое густое зависло там облако белой пыли. Возле каменных глыб суетились со своими инструментами какие-то люди в рабочих спецовках. Современный Микеланджело выглядит не так, как представитель этой профессии эпохи Возрождения. На нем респиратор и защитные очки, а в руках – какой-нибудь электрический инструмент.

 

В этом году скульпторов будет 14 - из Китая, Испании, России, Украины, Италии, Грузии и Непала, Македонии, все они – победители весьма трудного отборочного конкурса. Результатом их труда станут 14 скульптур, которые, по завершения фестиваля, найдут свое место на улицах Маалот-Таршиха. Вот, откуда там столько скульптур. Так как фестиваль проводится в 26 раз, в городе их стоит уже 360. Скоро можно подавать заявку в книгу рекордов Гиннесса.

После этого нас отвезли совсем недалеко. Рядом с озером расположена стоянка компании RZR, которая катает туристов по здешним горкам на квадроциклах (их там называют "Рейнджерами"), чтобы мы могли убедиться, что и любители острых ощущений, решив приехать на озеро Монфор, немало здесь для себя найдут.

 

Ну, а под конец поездки мы получили подтверждение того, что и к любым другим достопримечательностям Севера из Маалота путь недолог. В считанные минуты доехав до пещер Рош ха-Никра, мы с трудом пробились там к вагончику канатной дороги сквозь толпы орущих школьников (большей частью, из арабских школ), полюбовались на море со знаменитой 70-метровой меловой скалы, а затем у нас появилась чудесная возможность успокоиться. Нам бесшумные электромобильчики, такие неспешные, что, сидя за рулем, можно успевать еще и что-то снимать. На них проехали вдоль моря немного на юг, на юг, на юг… А затем обратно, наслаждаясь тишиной. И закончили день в знаменитых гротах, фотографируя водяные пещеры почти на закате.

 

Кстати, по традиции, в дни Песаха в пещерах Рош ха-Никра даются театрализованные представления со сказочными героями.

Теперь посмотрим, как все это выглядит.

Вадим Найман

Фото автора

(Продолжение просмотра)

Comments system Cackle